. Многие военнослужащие фигурируют в списках по два и более раз. Это получалось, когда человек переводился из одного полка в другой или при формировании частей. В этом случае составлялись новые послужные списки, а старые сдавались в архив.
    Ясно, что для обработки подобной массы доку­ментов целиком понадобилось бы время, превосходящее возможности одного исследователя. Поэтому, подобно Ж. Удайлю, мы сделали выборку, достаточно представительную, чтобы сделать обоснованные выводы. Нами были изучены послужные списки почти десяти тысяч человек, служивших в различных полках пехоты, кавалерии, артиллерии, а также солдат Императорской Гвардии (для главы XIII) и швейцарских войск (для главы XII). Здесь мы рассмотрим результаты исследований послужных списков только военнослужащих частей, представлявших собой основную часть наполеоновской армии, т. е. не гвардейских и не иностранных. В общей сложности это 8431 человек.
    Подобная выборка очень представительна, особенно если учесть, что указанные люди состояли в 13 различных пехотных, 11 кавалерийских и 3 артиллерийских полках. Среди пехоты представлены полки линейные и легкие, в кавалерии кирасиры, гусары, драгуны, конные егеря, артиллерия рассмотрена пешая и конная. Наконец, мы брали части, сражавшиеся на всех возможных театрах военных действий, что также очень важно, ибо ясно, что судьба тех, кто в течение нескольких лет находился в гарнизоне Севильи, отличается от судьбы тех, кому пришлось вынести все тяготы отступления из России.
    Кажется, что, изучив такое огромное количество биографий, мы могли бы составить очень точный и убедительный портрет солдата наполеоновской армии. Увы, это не совсем так. Дело в том, что сведения из послужных списков довольно скупы, а кроме того, составлены эти документы подчас весьма небрежно. В послужном списке указывались фамилия и имя военнослужащего, дата и место его рождения, его рост, имена родителей, профессия до зачисления в ряды войск; отмечалось, каким образом новобранец прибыл в часть: был ли он призывником, добровольцем или уклоняющимся, которого силой привели жандармы. Кроме вышеперечисленных сведений, в послужном списке отмечалось прохождение службы: повышения, ранения, награды, участие в кампаниях и, наконец, дата и причина выбытия из части (увольнение в отставку, демобилизация по состоянию здоровья, смерть на поле боя или в госпитале, пленение и т. д.). Однако, даже если отбросить те случаи, когда налицо было явное отсутствие данных по небрежности писаря - такие послужные списки мы просто не принимали к рассмотрению - имеются и более серьезные «подводные камни». Так, например, на основании этих документов мы не можем вывести процент раненых военнослужащих и характер их ранений, хотя, кажется, это можно было бы легко сделать. Дело в том, что факт наличия ранений иногда отмечался, а иногда нет. То же самое можно сказать и об отличиях. Наконец, ряд записей сделан таким образом, что допускает самое разное толкование.
    И все же эти огромные тома с пожелтевшими страницами, с записями, сделанными то красивым округлым почерком, то неровными каракулями, с пропусками и несуразицами - огромная масса ин­формации, позволяющая ответить на ряд важных вопросов. Ведь перед нами десять тысяч солдатских судеб. Не выдуманных «киношных» героев, а реальных людей из плоти и крови, прошедших тяжкий путь солдата в полную превратностей, лишений и необычайных событий эпоху. Герои и трусы, пришедшие добровольно и те, кого привели жандармы, те, кто сумел через все испытания пронести незапятнанной честь солдата, и те, кто сбежал, бросив оружие через несколько дней службы.
    

    Планшет 6. Линейная пехота 1805-1806 гг. Пояснения см. Приложение II. © С. Летин.
    
    Вот крестьянский парень, мастер по сабо, Клод Жоффруа, родившийся 21 февраля 1787 г. в бургундской деревушке. Его призвали на службу в мае 1807 г., и он стал фузилером 18-го линейного полка. Молодому солдату пришлось изведать немало лиха - он сражался в Пруссии и Польше, в 1809 г. воевал в Австрии, служил в обсервационной армии в Голландии. Под Эслингом его рубанули саблей австрийские кавалеристы, а вражеская пуля задела голову, под Голлабрунном в самом конце кампании 1809 г. он снова был ранен, зато 23 февраля 1810 г. Клод получил капральские нашивки. Ему пришлось отправиться в русский поход, он дрался под Смоленском, где был ранен в правый бок. В начале 1813 г. его произвели в сержанты, а 19 ноября 1813 г., после 6 лет бесконечной усталости, лишений и ран, Императорским указом бывший деревенский подмастерье получил золотые офицерские эполеты.
    А вот другой крестьянский парень, Жан Босе, родившийся 8 января 1790 г. Его призвали на военную службу в апреле 1809 г., и он стал фузилером 57-го линейного полка. Боевой путь фузилера Босе не был долгим: он заболел в первом же походе и умер в госпитале в Вене 19 ноября 1809 г. Впрочем, военная «карьера» фузилера Дюкасса из 32-го линейного была еще короче: он поступил в депо полка в Париже 17 сентября 1807 г., а через неделю -24 сентября - дезертировал... Больше о нем в полку никто не слышал. Зато Андре Штройбан, родившийся 21 сентября 1788 г. в департаменте Шельда (территория современной Бельгии), призванный на службу в июне 1807 г., прошел свой путь солдата совсем иначе. Его зачислили фузилером в 14-й линейный полк, сражавшийся в Испании. Он дрался под Сарагосой, Марией, Бельчите, Леридой... А 21 мая 1811 г. он, «находясь в цепи стрелков, у подножия горы Альковер, устремился вперед, к стене, за которой засел враг
[<<--Пред.] [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [След.-->>]
Другие статьи на эту тему:
Офицеры империи
Это непреложный факт, что воины в большинстве убеждены (даже если говорят об этом очень редко), что они принадлежат к избранным, к элите, которая взимает очень высокую плату за то, чтобы быть ее членом: нужно испить горькую чашу до дна, нужно пройти через ужас войн...
читать главу
Армия в гарнизоне, на марше, биваке и постое
В этой главе нам предстоит спуститься с высот стратегических комбинаций на уровень вполне земной и вместо блеска императорского штаба увидеть грязь биваков и рутину казарменной жизни. Увы, великие битвы составляли лишь эпизод в жизни солдат и офицеров - основную...
читать главу
Война за независимость и образование США
Борьба за Независимость США проходила между членами Второго Континентального конгресса и англичанами. К маю 1775 года события подталкивали членов второго Континентального конгресса к решительным действиям для того, что новая конституция страны была утверждена. Добровольцы уже в начале лета сражались с армией англичан у Банкер-Хилла возле Бостона, и несмотря на отсутствие достойного вооружения, нанесли им большой урон.
Далее успех сражений попеременно переходил то в одну, то в другую сторону. Удачи первых сражений сменились поражениями. Со стороны британцев выступало хорошее вооружение, численное превосходство и военная дисциплина. Американцы действовали лишь на воодушевлении и патриотизме.
читать статью