←  Древний Рим

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Худший римский император.

Опрос: Худший римский император. (10 пользователей проголосовало)

Голосование.

  1. Калигула. (4 голосов [40.00%])

    Процент голосов: 40.00%

  2. Нерон. (2 голосов [20.00%])

    Процент голосов: 20.00%

  3. Коммод. (0 голосов [0.00%])

    Процент голосов: 0.00%

  4. Каракалла. (0 голосов [0.00%])

    Процент голосов: 0.00%

  5. Элагабал. (2 голосов [20.00%])

    Процент голосов: 20.00%

  6. Свой вариант. (2 голосов [20.00%])

    Процент голосов: 20.00%

Голосовать Гости не могут голосовать

Фотография Legatus Legatus 20.03 2015

Как-то на днях думал про нечто подобное - кто был наибольшим императором-чудовищем, то есть наиболее мерзкой, отвратительной личностью. Для себя, не без колебаний, решил что Калигула. Нелюдь, его болезнь - диагноз ставить не могу, но его девиация явно не исчерпывается "падучей", не оправдывает его. И он причинил много вреда государству. в первую очередь подорвал авторитет института власти, не дал ей эволюционировать. Его нельзя было не убить, после него к жизни и смерти императора стали относится проще. Негативное Влияние лидера государства на нравственную обстановку в обществе нельзя взвесит и измерить, но и недооценивать не стоит. Вызывает омерзение сей тип. Личность же Нерона гораздо сложнее. и у него была прекрасная "золотая пятилетка". Да и наверное наследственность еще хуже из-за кровосмешения.

Прикрепленные изображения

  • 285px-Caligula_bust.jpg
Ответить

Фотография ddd ddd 20.03 2015

вы похоже по личным качествам судите, между тем куда интереснее было бы найти худшего по результатам его деятельности для римского государства.

 

имхо, если по результатам судить то феодосий.

у него был такой шанс - и он взял и снова разделил империю...

кроме того, фактически сдал управление стилихону и в результате государство получило кучу интриг.

так что все неудачи гонория (вплоть до взятия рима аларихом) в фундаменте своем имели неудачное решение его отца, феодосия.

Ответить

Фотография Шторм Шторм 20.03 2015

Я с таких тем просто выпадаю в осадок. Подобные вопросы  обсуждают на детских форумах.

 

 Ромул Август худший, и точка. :D

Ответить

Фотография Ученый Ученый 20.03 2015

Дело в том, что мы не знаем насколько соответствуют действительности ужасы, рассказанные про Тиберия, Калигулу и Нерона. Есть мнение что это результат борьбы за власть между принципатом и старой сенатской олигархией.  Я проголосовал за Калигулу, потому что если верить Светонию, он был совсем больной на голову.

 

Но я согласен, что сама постановка вопроса не очень корректная. Римская империя существовала несколько веков и режимы были разные - принципат, доминат и т.д.  В общем грамотно могут ответить только эксперты по древнему Риму.

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 20.03 2015

О дурных императорах... Если судить по личным качествам, то Калигула, вторым Нерон, третьим Элагабал. А если судить по результатам деятельности (что целесообразнее), то сперва, наверное, стоит Валент (битва при Адрианополе - начало конца; при том что имела место откровенная ошибка со стороны Валента не дожидаться Грациана из западной части, и при том, что вестготов Валент сам заселил во Фракию своим волевым решением...), потом ставлю Максимина Фракийца. Он раздраконил германцев, а внутри империи из-за него возник бардак - вышло так, что германцы начали вторжения, а персов также не удалось удержать. Третий это наверное Иовиан (с его чадом - Нисибисским миром).

 

Если же говорить о наилучших императорах (в первую очередь по оценке достижений в управлении), то ставлю первым Октавиана Августа - он далеко опережает всех остальных. Вторым ставлю Траяна, третьим - Марка Аврелия, четвёртым - Юлиана Отступника (неудачность его персидского похода связана исключительно с чрезмерными амбициями Иовиана), пятым - Антонина Пия (подкупает пакс романа, царившая при нём), шестым - Тиберия, седьмым - Септимия Севера, восьмым - Константина Великого (он стабилизировал империю, хотя не без очевидных минусов), девятым - Диоклетиана, десятым - Веспасиана. В последней пятёрке возможны перестановки. Также в первую десятку могу допустить Феодосия Великого. Потому что он в последний раз воссоединил империю под единоначалием, а то, что империя окончательно распалась с его смертью - он этого знать не мог. Во второй десятке место уделил бы Адриану, Констанцию Второму, Валентиниану Первому, Аврелиану, Титу, Клавдию Второму Готскому, Констанцию Первому Хлору (хотя воспевание его христианскими авторами может быть след тенденциозности), Галлиену (хотя как человек он был и не ахти...) и Проб, скорее всего.

Ответить

Фотография Legatus Legatus 20.03 2015

вы похоже по личным качествам судите, между тем куда интереснее было бы найти худшего по результатам его деятельности для римского государства.

 

 

Согласен, все участники жили в совершенно разные времена от становления до разложения Империи. Я думаю нужно смотреть на его настоящее и след в истории. Каракала натворил бед заметно больше всех остальных,но построил банный комплекс.Люмпен-пролетарию плевать на оргии и пиры императора, это логично, а баня есть здесь и сейчас) Калигула-помимо демонстративного садистского террора и демарализации-никакой полководец,более того трус+садист вдвойне мерзкая смесь,никаких военных успехов,растрата накопленного предками,резкое повышение налогов,это просто психически больной человек ему необходима была лечение и изоляция,а не императорский престол,он вряд ли был способен отвечать за свои поступки.

Ответить

Фотография FGH123 FGH123 20.03 2015

Если же говорить о наилучших императорах (в первую очередь по оценке достижений в управлении), то ставлю первым Октавиана Августа - он далеко опережает всех остальных. Вторым ставлю Траяна, третьим - Марка Аврелия, четвёртым - Юлиана Отступника (неудачность его персидского похода связана исключительно с чрезмерными амбициями Иовиана), пятым - Антонина Пия (подкупает пакс романа, царившая при нём), шестым - Тиберия, седьмым - Септимия Севера, восьмым - Константина Великого (он стабилизировал империю, хотя не без очевидных минусов), девятым - Диоклетиана, десятым - Веспасиана. В последней пятёрке возможны перестановки. Также в первую десятку могу допустить Феодосия Великого. Потому что он в последний раз воссоединил империю под единоначалием, а то, что империя окончательно распалась с его смертью - он этого знать не мог. Во второй десятке место уделил бы Адриану, Констанцию Второму, Валентиниану Первому, Аврелиану, Титу, Клавдию Второму Готскому, Констанцию Первому Хлору (хотя воспевание его христианскими авторами может быть след тенденциозности), Галлиену (хотя как человек он был и не ахти...) и Проб, скорее всего.

 

Луций Аврелиан в пролете - как здорово. <_< А он между прочим Римскую империю в единое государство снова собрал. :mellow:

Ответить

Фотография MARCELLVS MARCELLVS 21.03 2015

Если брать уже упоминаемую тут тройку Калигула - Нерон - Элагабал, то следует помнить, что правление первых двух поначалу было крайне положительным - 

 

Он был самым желанным правителем и для большинства провинций и войск, где многие помнили его еще младенцем, и для всей римской толпы . . . народ по пути встречал его густыми ликующими толпами, с алтарями, с жертвами, с зажженными факелами, напутствуя его добрыми пожеланиями. . . (Suet. Cal. 13)

 

....он помиловал осужденных и сосланных по всем обвинениям, оставшимся от прошлых времен, объявил прощение: бумаги, относящиеся к делам его матери и братьев, принес на форум и сжег, призвав богов в свидетели, что ничего в них не читал и не трогал — этим он хотел навсегда успокоить всякий страх у доносчиков и свидетелей; а донос о покушении на его жизнь даже не принял, заявив, что он ничем и ни в ком не мог возбудить ненависти, и что для доносчиков слух его закрыт....Отчеты о состоянии державы, которые Август издавал, а Тиберий перестал, он вновь приказал обнародовать. Должностным лицам он разрешил свободно править суд, ни о чем его не запрашивая, списки всадников он проверял строго и тщательно, но не беспощадно: кто был запятнан позором или бесчестием, у тех он всенародно отбирал коня, за кем была меньшая вина, тех он просто пропускал при оглашении имен. Чтобы судьям легче было работать, он присоединил к четырем их декуриям новую, пятую. Пытался он даже вернуть народу выборы должностных лиц, восстановив народные собрания. (ibid. 16. 1-2)

 

На самом деле довольно много положительного о Калигуле и Нероне можно найти в сочинениях как Светония, так и Диона Кассия. Кто сумеет обнаружить хоть какие-то положительные черты правления Элагабала, при котором всего за 4 года правления появилось пятеро узурпаторов - Марцелл, Саллюстий, Ураний, Селевк и Таврин.......? 

абсолютный рекорд по развалу государственности.......

Ответить

Фотография Legatus Legatus 23.03 2015

 

 

. Кто сумеет обнаружить хоть какие-то положительные черты правления Элагабала, при котором всего за 4 года правления появилось пятеро узурпаторов - Марцелл, Саллюстий, Ураний, Селевк и Таврин.......? 

абсолютный рекорд по развалу государственности.......

По Элагабалу воспитание из подростка сделало малолетнего отморозка), можно ли было от него ожидать вообще хоть что либо? И тут в его руках такая власть и ресурс,виноват ли он вообще,вот где вопрос?

Ибо не ведал что творить!

Ответить

Фотография Legatus Legatus 23.03 2015

Может самую большую гадость для Рима и вообще,сделал Нерон - не задавил  христианство в зародыше.....?
Ответить

Фотография MARCELLVS MARCELLVS 23.03 2015

По Элагабалу воспитание из подростка сделало малолетнего отморозка), можно ли было от него ожидать вообще хоть что либо? И тут в его руках такая власть и ресурс,виноват ли он вообще,вот где вопрос?

Ибо не ведал что творить!

Из тройки упомянутых императоров Нерон стал править в возрасте 17-ти лет, Элагабал - 14-ти........кстати, Александр Север стал императором также в 14 лет. Из них лишь Калигула правил самостоятельно, два прочих пребывали под влиянием родственников или приближенных. Однако, изучив биографию Элагабала, становится очевидным, что его мать и бабка неодобрительно смотрели на поведение императора, даже вынудив его усыновить Александра. Так что творил он все это вполне осознанно........



 

Может самую большую гадость для Рима и вообще,сделал Нерон - не задавил  христианство в зародыше.....?

 

Это очевидно нам сейчас, но не Нерону, при котором христиане являлись очередной кучкой приверженцев чужеземных суеверий - ведь он подверг их преследованию не по религиозно-политическим соображениям, а просто назначил козлами отпущения тех, кого более всего ненавидело простонародье...........Это разбирали уже.

Ответить

Фотография Шторм Шторм 23.03 2015

Может самую большую гадость для Рима и вообще,сделал Нерон - не задавил  христианство в зародыше.....?

 

А что плохого сделало христианство по-Вашему?

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 23.03 2015



А что плохого сделало христианство по-Вашему?

Стало идеологией людей, для которых события мирской истории были безразличны, и т. о. погубило Рим. Потому что если в предыдущие века, когда у Рима возникали проблемы, население империи руководствовалось идеологией "мы - благородные римляне, а не какие-то там варвары", и поэтому активно противостояло внешним угрозам (т. н. Кризис 3 века), то в конце 4 - 5 веках этого, по крайней мере на западе империи, уже нет. Да и вообще, уже с середины 4 века, если не ранее, подобного рода безразличие людей к мирскому делало их нежелающими служить в армии (государство тут тоже виновно: оно не оказалось в состоянии достаточно хорошо простимулировать воинскую службу собственно римлян), вело к дезертирству. В войско были вынуждены всё больше включать силы союзников-варваров (федератов). Также народ под влиянием христианства создал новую шкалу моральных ценностей, отказавшись от прежних (в виде противопоставления варвар-римлянин). Новые ценности говорили о понятиях вне юридического кодекса. Об утопии, под названием "абсолютная справедливость". О вере в Доброго Бога, который защищает по настоящему справедливых царей и карает тиранов . Отсюда вытекала нелепая, на наш взгляд, средневековая концепция о том, что победа в сражении даруется Богом за высокую моральность и справедливость царя-победителя (впервые это отразилось в повествованиях о том, как Константин Великий боролся с "тиранами"; ср. рассказ Григория Турского об обращении Хлодвига). А также средневековое понятие "Божьего Суда" (т. е. мнение о том, что невинный будет спасён Богом, даже если его бросить в озеро со связанными руками и с камнем на шею, или о том, что если два человека винят друг друга, то прав тот, кто победит другого в единоборстве или в поединке - впервые, кажется, это озвучивалось в Кодексе лангобардов). Подобные нелепости в Позднее Средневековье пришли из Западной Европы даже в Византию.

 

Например, Георгий Акрополит, История 50 (рассказ о суде над Михаилом Палеологом, будущим императором, произведённом при Иоанне Третьем Дуке Ватаце):

 

50. Миновав Фессалонику и Византию и вступив в Филиппы, он остановился здесь [107] лагерем по немаловажной, как казалось ему, причине. Ибо, когда он был еще в Водинах, манклавит 128 Николай из Меленика сделал донос императору на известного уже нам Михаила Палеолога, сына главного доместика. Но так как тогда у императора не было времени для исследования этого дела, потому что он занят был военными приготовлениями и войной, то он и отложил исследование этого обвинения до более благоприятного времени. Теперь царю можно было приступить к исследованию этого дела, и он учредил судилище, назначил судей и нарядил торжественный суд 129. Обвинение состояло в следующем. Когда умер Димитрий [108] Торник, — в то время, как великий доместик находился еще в Фессалонике, а сын его Михаил был назначен правителем в Меленик и Серры, — то этот последний, узнав о смерти Торника, весьма опечалился и перед всеми показывал себя сильно расстроенным, потому что Торник имел в супружестве двоюродную сестру великого доместика. Как обыкновенно бывает в таких случаях, кто-то из жителей Меленика, по имени..., спросил другого, которого звали...: «Отчего так печалится Михаил Комнин?» «Оттого, — отвечал этот последний, — что умер Димитрий Торник, — он знал, что это была причина, — родственник его и правитель общественных дел». «Не думаю, — возразил первый, — из-за Торника он не стал бы так печалиться и сокрушаться, потому что от этого, кажется, ему же выгода. А если так, то горе нам! Дела наши, которые теперь так спокойны и благоустроены, опять придут тогда в смятение и расстройство». «О нет, друг мой! — отвечал первый. — Если это и действительно так, то отсюда не произойдет ничего худого для нас, потому что великий доместик управляет Фессалоникой, а сын его Михаил Комнин — нашими областями. Под управлением таких великих мужей нам нечего бояться какого-нибудь смятения, а кроме того, сестра болгарского Каллимана Фамарь 130, еще незамужняя до настоящего [109] времени, вступит в брак с Михаилом Комнином, и таким образом между нами и болгарами будет союз». Так разговаривали между собой упомянутые лица, а Михаил Комнин ничего и не знал об этом. Этот разговор один из собеседников передал упомянутому манклавиту, а тот сообщил его императору. Оба они были схвачены и подвергнуты допросу. При допросе один высказал обвинение, а другой признался и сказал: «Я действительно говорил так, он от меня это слышал; но говорил я это от самого себя, а не потому, чтобы слышал такие речи от Михаила Комнина. Его принуждали к этому (т. е. сознаться, что он слышал эти слова от самого Комнина); но он продолжал стоять на одном, что об этом ровно ничего не знает Михаил Комнин. Вследствие этого предложено было им испробовать военное доказательство, т. е. поединок, так как не было свидетелей ни за того, ни за другого. Оба они вооружились, вступили на отмеренное им пространство и сразились между собой, причем верх остался на стороне обвинителя, а обвиняемый был побежден и свергнут с коня. Его подняли с земли еще живого (потому что он получил не смертельную рану) и стали опять допрашивать, чтобы он сказал сущую правду. Но он стоял на прежнем слове, т. е. что он решительно не знает, виноват ли в чем Михаил Комнин. А так как император думал узнать истину при помощи [110] усильного истязания, то и назначил самое строгое испытание, именно приказал подвергнуть его так называемому смертному допросу. Вследствие этого у обвиняемого связали руки назад, как будто для смертной казни, а глаза завязали льняным покрывалом — так обыкновенно приготовлялись к принятию смертного удара те, которые были осуждены на смертную казнь. Когда все это было сделано и узник протянул уже шею для отсечения головы, его опять подвергли допросу о том же предмете, но он по-прежнему со страшными клятвами утверждал, что решительно ничего об этом не знает Михаил Комнин. Он думал, что идет на смерть, а между тем попал только в темницу, где ожидали его колодки и кандалы. Весь суд перенесен был теперь на самого Михаила Комнина. Назначенные для исследования его дела судьи говорили ему: «Так как на тебя возведены некоторые непригожие речи, то ты должен опровергнуть их каким-либо чудотворением». Речь шла о доказательстве посредством раскаленного железа 131. Но [111] Михаил (имел своей помощницей истину) отвечал: «Если бы был против меня какой-нибудь обвинитель, я вступил бы в борьбу с ним и доказал, что он лжет, но обвинителя нет; за что же меня судят? Вы требуете от меня чудес, но я не в состоянии их сделать. Я не могу себе представить, чтобы раскаленное железо, попав в руки живого человека, не обожгло их, разве только они будут вырезаны из камня или сделаны из меди Фидием или Праксителем». Так говорил, и, клянусь Фемидой, вполне справедливо, Михаил Комнин. На этом суде присутствовал вместе с другими митрополит Филадельфийский Фока, весьма любимый и уважаемый императором, чего, впрочем, достиг он не добродетелью, а бесстыдством 132. Однажды, когда император спрашивал мнения о каком-то общественном деле, он дерзко сказал ему: «Государь! Для чего спрашиваешь нас, когда всегда делаешь только то, что сам задумал?» Когда он это сказал, император обратился с жалобой к предстоявшим: «Митрополит так дерзко говорит, а вы это терпите?» Но немного спустя сделался к нему[112] весьма благосклонен, осыпал почестями и начал советоваться с ним о мирских делах. И в настоящем случае император пользовался им как доверенным советником. Отозвав Михаила Комнина один на один, митрополит сказал ему (а я подслушал): «Ты человек благородный и рожден от благородных родителей. Поэтому тебе нужно было и думать, и делать так, чтобы не уронить своего почетного места, ни своей верности, ни своего рода. А так как нет возможности уличить тебя посредством свидетелей, то должен доказать истину раскаленным железом». Но Михаил мужественно и твердо и, подобно какому-нибудь герою, бестрепетно бросающемуся в битву, как изображают писатели, отвечал: «Владыка! Это должно быть нечто святое; а я человек грешный и не могу творить чудес. Но если ты, как митрополит и человек Божий, советуешь мне это сделать, облекись во все священные свои одежды, как обыкновенно приступаешь к божественному жертвеннику и предстоишь Богу, и потом своими святыми руками, которыми обыкновенно прикасаешься к божественному жертвоприношению тела Господа нашего Иисуса Христа, вложи в мою руку железо, и тогда я уповаю на Владыку Христа, что он презрит мои прегрешения и откроет истину чудесным образом». Так сказал Михаил Комнин, а митрополит ему на это: «Прекрасный юноша! Этот способ испытания не принадлежит [113] нашим римским постановлениям, не заимствован ни из церковного предания, ни из законов, ни из священных и божественных канонов. Этот способ варварский, нам неизвестный, и употребляется только по царскому распоряжению». «Но — великий иерарх Божий! — если бы я был варвар и в варварских обычаях воспитан и таким варварским законам научен, то я по варварскому обычаю понес бы и наказание. А так как я римлянин и происхожу от римлян, то по римским законам и письменным установленным пусть меня и судят!» Пораженный этими словами юноши (Михаилу Комнину было тогда 27 лет), который и в несчастье не потерял благородного образа мыслей и благородной твердости в слове, митрополит отправился к императору, — что он ему сказал, я не знаю, но, по всей вероятности, то самое, что и как я слышал. Таким образом, император после долгого испытания не нашел никакой вины в Михаиле Комнине, хотя подводил под вину невинного и силой слов и бичей. Притом все, как латиняне, так и римляне, и особенно латиняне, — потому что они гораздо свободнее говорят о своих государях, — признавали совершенно невинным Михаила Комнина. Мы вместе с Иоанном Макротом, присутствуя на суде, так как и мы тоже были включены в число судей императором, заметили, что некоторые (из судей) стояли здесь, ничем не отличаясь от дерев. Императору [114]хотелось, чтобы единогласно осудили (Михаила); а у нас между тем не поворачивался язык, когда без основания судили Михаила Комнина. Не только мы все любили его (я говорю сущую правду), но и все военачальники, и воины, и лица, принадлежащие к синклиту. Для юношей он был приятным собеседником, ласковым на словах и вполне готовым на услуги, для стариков он казался стариком по речам и по разуму и нравился им. И это случилось с ним, как думаю я, по устроению Всевышнего; так как Бог хотел возвести его на царскую высоту, то и подверг его огню искушений и пещи испытания, чтобы, взойдя некогда на царский трон, он не считал его недоступным для наветов и клеветы и не поспешно произносил бы приговоры, достигнув возможности делать, что угодно. Не обижен он был (Богом) и в других отношениях, как дальнейший рассказ покажет. В конце розысков император сказал (я эти слова слышал) — «Увы, несчастный! Какой славы ты лишился!» Это было сказано потому, что император хотел выдать за Михаила Комнина внучку свою, старшую дочь сына своего царевича Феодора, Ирину. Она приходилась Михаилу племянницей от двоюродной сестры. Но так делал и император Иоанн, и многие другие, так что это было делом обыкновенным; и хотя Церковь запрещала подобные браки, но императорам это разрешалось для общественной пользы. [115]

 

http://www.vostlit.i.../frametext2.htm

 

Таким образом, влияние христианства на население, его законопослушие и на его стимуляцию к гражданской активности действительно было отрицательным для РИ. Хотя и легло в основу всей концепции миропонимания средневековой Западной Европы, Византии, а с какого-то момента Скандинавии, Руси и Болгарии.

Ответить

Фотография Марк Марк 23.03 2015

Энди, шрифт красного цвета прерогатива администрации. Не стоит злоупотреблять им. 

Ответить

Фотография Ученый Ученый 23.03 2015

Скорее христианство было следствием варваризации Рима, а не наоборот. Сначала Рим стал огромной империей, затем он был вынужден предоставлять все большим и большим категориям чужеземцев равные права, затем чужеземцы "понаехали" собственно в Рим и стали насаждать там свои обычаи и культуру. Рано или поздно провинциалы задавили бы коренных римлян, поскольку их было намного больше и навязали бы им одну из своих религий. Конечно христианство было довольно экстремистской религией, но и социальные условия в 3 веке были очень тяжелые. Христианский экстремизм был формой протеста против усиления государственного гнета.

Ответить

Фотография FGH123 FGH123 23.03 2015

коренных римлян

 

Вот я все пытаюсь выяснить у местных спецов по античности, кто такие "коренные римляне"?

 

В ответ говорят, что "римлянин" это не национальность, "римлянин" это гражданство.

Ответить

Фотография andy4675 andy4675 24.03 2015

Отчасти согласен. Хотя "понаехальщина" из греков или сирийцев для тех времён это не совсем одно и то же, что и прибытие на ПМЖ кельтов или германцев. Первые варварами не были. То есть, чужеземцы были чужеземцам рознь. Конечно, варваризация могла произойти и без христианства. Она и происходила, хотя и гораздо медленней, в условиях конца 2 - конца 3 веков. Но христианство её усугубило. К тому же, оно лишило народ стимула к политическому существованию и борьбе. Сравнить страсти конца 2 - конца 1 веков до н. э. (Марий-Метелл, Марий-Сулла, Цинна, Катилина, Спартак, Серторий, Цезарь-Помпей, республиканцы-цезарианцы, Август-Антоний) с тем штилем, который наступил во 2 веке нельзя. Да и 3 век мог выдаться спокойным, если бы не внешние условия (приход к власти Сасанидов и активизация готов). То есть, я говорил о том, какое воздействие религия имела на народное сознание и самосознание. И я не считаю, что без христианства не могло быть хуже. Потому что та железобетонная стабильность, которой мгновенно добился Константин Великий базировалась именно на этой религии. Более того, именно правление Константина было возведено в статус идеальной монархии, к которой должны были стремиться византийские монархи позднее.

Ответить

Фотография MARCELLVS MARCELLVS 24.03 2015

Скорее христианство было следствием варваризации Рима, а не наоборот. 

Первые христианские общины - это реалии сер. I века; первые активные гонения на христиан после эпизода с Нероном - это времена Домициана, Траяна и Аврелия. До какой-либо варваризации еще далеко.........

Рано или поздно провинциалы задавили бы коренных римлян

Целью провинциалов было не задавить коренных римлян, а стать такими же, как они - римлянами. Что они и сделали после 212 года.

Христианский экстремизм был формой протеста против усиления государственного гнета.

Неверно. Христианство, как ответвление иудаизма, по сути делило людей по религиозному признаку на "свой" и "чужой". Ни одно из языческих верований такой пакостью не занималось. Это очень хорошо заметно по верованиям, принятым в многонациональной римской армии - там было множество богов, от западных до восточных.........

 

 та железобетонная стабильность, которой мгновенно добился Константин Великий базировалась именно на этой религии. Более того, именно правление Константина было возведено в статус идеальной монархии, к которой должны были стремиться византийские монархи позднее.

О какой стабильности и в чем идет речь? Если стабильность государственности, то Медиоланский эдикт не имеет к нему прямого отношения, поскольку далеко не все являлись христианами. Если это касается экономики и политики, то здесь свою роль сыграли соответствующие реформы императора, а не религия. Константин намеревался приручить христиан и сделать их полноценными членами римского общества, однако на самом деле лишь организовал ту длительную борьбу сектантов, которая плавно перекочевала в "Византию"......

Ответить

Фотография Legatus Legatus 24.03 2015

Тут очень кстати пример с императором Элагабалом. Фанатик с матерью фанатичкой, пример свой камень вставил в римскую святыню,женился на весталке которая есть суть жена империи. Мать его влезла в сенат, он за свой короткий срок сделал максимум богохульства в устоявшейся империи. Он заложил ,я так думаю, прецедент бессилия исконных боков.

 

Если брать уже упоминаемую тут тройку Калигула - Нерон - Элагабал, 

 

Позвольте задать глупый вопрос, мог ли Калигула быть отцом Нерона???

Ответить

Фотография MARCELLVS MARCELLVS 24.03 2015

Фанатик с матерью фанатичкой, пример свой камень вставил в римскую святыню

 

Ну так вот потому он и есть худший император.

женился на весталке которая есть суть жена империи

Ну это можно обосновать хотя бы тем, что жрец бога Элагабала женился на жрице богини Весты......

Веста - не мать империи..........

Он заложил ,я так думаю, прецедент бессилия исконных боков.

Да ничего подобного. Сирийско-финикийские божества входили в пантеон имперских богов и временное выделение одного из них погоды не делало.

мог ли Калигула быть отцом Нерона???

Имеете в виду, что если Калигула баловался со своими сестрами, то может быть Агриппина и сподобилась данного потомства? Но тут все дело в том, что Нерон родился 15 декабря 37 года - то есть безобразничать Калигула должен был где-то в апреле 37 года! Однако известно, что став императором 18 марта 37 года Калигула практически весь год вел себя образцово-показательно..........

Ответить