;Впрочем, последние два указания имели чисто теоретическое значение, ибо, как уже отмечалось, попаданий на таком расстоянии ожидать особенно не приходилось. Согласно экспериментам той эпохи уже на расстоянии 200 туазов (390 м) среднее отклонение пули от директрисы стрельбы составляло примерно 2 фута (65 см)!
    Все перечисленные показатели, конечно, разительно отличаются от возможностей современного стрелкового оружия. Однако для своего времени по отношению к общему уровню развития техники ружье с ударно-кремневым замком и, в частности, одна из самых удачных его модификаций - ружье образца 1777 г. - было весьма совершенным орудием. Тем не менее, даже в масштабах Наполеоновской эпохи оно обладало рядом существенных недостатков, отмечаемых всеми тогдашними практиками военного дела.
    Кроме указанного выше быстрого загрязнения канала ствола, забивалось гарью и затравочное отверстие. В ходе боя его необходимо было прочищать с помощью специальной иглы, которую солдаты носили либо на цепочке, пристегнутой к пуговице лац­кана, либо на ремне патронной сумы. Из-за загрязнения затравочного отверстия, а также в результате не­удачных ударов кремня об огниво случались осечки (в первом случае не воспламенялся порох в стволе, во втором случае - полке). В среднем было принято считать одну осечку на 6-12 выстрелов. В дождливую погоду число осечек резко возрастало, ну а если дождь становился проливным, пехотинцу приходилось рассчитывать только на штык - ружье фактически не могло стрелять.
    
Механизм замка требовал тщательного ухода, и неумелое обращение с ним резко увеличивало процент осечек и быстро выводило ружье из строя. Так, Барден отмечает, что «только один чрезмерно сильно закрученный винт приводит к нарушению функционирования всех элементов замка из-за усиления трения, изменяющего нормальное действие пружины».
    
    Пистолет образца XII г. для генеральского состава. Мануфактура Буте, Версаль.
    
    Солдат должен был не только прилежно чистить и смазывать ружейный замок, но и следить за состоянием кремня. Считалось, что хорошо приготовленный кремень должен был выдержать примерно 50 выстрелов.
    Несмотря на все эти недостатки, ружье образца 1777 г. не уступало, а напротив, превосходило многие иностранные системы ручного огнестрельного оружия. При хорошем уходе, тщательной чистке, смазке и своевременной замене наиболее изнашивающихся частей (прежде всего пружин) оно было практически вечным. Незадолго до Революции был проведен ряд экспериментов на выносливость ружей образца 1777 г. В опытах, осуществленных контролером вооружения Бланом, было взято наугад со склада 4 обычных ружья, и из каждого из них произвели по 25 тыс. выстрелов! При этом ни одно из ружей не разорвалось, а, напротив, их состояние говорило о том, что они могут продолжать службу. Этот и ряд других экспериментов показали, что «французские ружья высокого качества и могут надежно служить, если их не портить неумелой чисткой и плохим ремонтом».
    Рассмотренное нами ружье образца 1777 г. состояло на вооружении подавляющего большинства французских пехотинцев эпохи Наполеона, однако оно все же не было единственным огнестрельным оружием пехоты. Роты вольтижеров линейной и лег­кой пехоты использовали драгунские ружья, а полковые саперы (в ряде пехотных частей также барабанщики и музыканты) - кавалерийские мушкетоны. На этих образцах ручного огнестрельного оружия мы остановимся ниже, в части главы, посвященной вооружению кавалерии. Забегая вперед, отметим лишь, что ничего принципиально иного по сравнению с ружьем они не представляли, отличия заключались лишь в размерах и деталях отделки.
    Однако существовало и принципиально иное по сравнению с ружьем 1777 г. пехотное оружие. Этим оружием был карабин с нарезным стволом. Еще с конца XV- начала XVI вв. в Европе то в одном, то в другом месте оружейные мастера создавали отдельные экспериментальные образцы нарезного оружия. В XVIII в. нарезные ружья производились в небольших количествах в Англии, Австрии, Пруссии и России, а также во Франции. Широкому распространению этого вида оружия препятствовала, прежде всего, сложность его заряжания. Поскольку карабин, как и обычное ружье, заряжался с дула, то пулю, завернутую в промасленную ткань, необходимо было загнать в нарезы с помощью специальной колотушки (прибойника). Разумеется, подобная процедура требовала в несколько раз больше времени, чем заряжание обычного ружья, и одновременно большей аккуратности и осторожности, чего сложно добиться в боевой обстановке. Однако выгоды карабина - большая точность и дальность стрельбы - привели во второй половине XVIII в. к созданию во многих армиях специальных подразделений, вооруженных нарезным оружием: английских «Rifles», австрийских тирольских стрелков и др. Во Франции долгое время карабин существовал лишь на вооружении от дельных элитных кавалерийских частей. Но, столкнувшись в начале революционных войн с применением противником (прежде всего австрийцами) этого рода вооружения, якобинское правительство приняло осенью 1793 г. решение широко развернуть производство карабинов во Франции. Однако изготовление нарезного оружия требовало больших средств и очень опытных мастеров, а потому не смогло стать массовым. С 1793 по 1800 гг. во Франции было произведено не более 10 тыс. карабинов, а в 1800 г. их производство было вообще прекращено. Впрочем, в 1806 г. Император отдал приказ возобновить их изготовление. Но и на этот раз оно не приобрело большого размаха. С 1806 по 1818 гг
[<<--Пред.] [1] [2] [3] [4] [5] [След.-->>]
Другие статьи на эту тему:
Организация соединений наполеоновской армии
Ознакомившись с организацией отдельных родов войск, рассмотрим, каким образом Император объединял их для решения оперативно-тактических задач.
читать главу

АРМИЯ В БОЮ
На  основании данных второй главы читатель мог сделать вывод, что основные потери, а следовательно, и главные тяготы солдаты Великой Армии претерпевали не в огне схваток, а в утомительных переходах, на холодных биваках и в заброшенных госпиталях... И все же,. ...
читать главу