. Чтобы лучше это понять, обратимся к тому, как заряжались и вели огонь пушки наполеоновской армии.
    Для обслуживания одного орудия, как мы можем видеть из таблицы, предназначалось довольно значительное количество прислуги - от 8 до 15 человек, однако фактически основную роль в орудийном расчете выполняли лишь 6 артиллеристов, остальные помогали подносить заряды и перетаскивать, когда это было необходимо, орудие вручную*. Упомянутые шесть человек имели определенные порядковые номера, за каждым из этих номеров были закреплены строго определенные функции при заряжании и стрельбе, а расположение этих людей (вплоть до положения рук и ног) четко фиксировалось регламентом. Двое старших в расчете назывались канонирами (canoniers), а остальные четверо - прислугой (servants). Размещение расчета вокруг орудия показано на рисунке на предыдущей странице.
    Рассмотрим теперь, как расчет исполнял свои обя­занности в действии.
    Только что с ужасающим грохотом вместе со снопом пламени орудие изрыгнуло в сторону врага смертоносный заряд. В густом пороховом дыму артиллеристы, не теряя времени, немедленно готовят пушку к новому выстрелу. Первое, что им необходимо было сделать - это накатить вперед орудие. Ведь, как следует из элементарных законов физики, пушка получила импульс, обратный импульсу вылетевшего снаряда, и потому была отброшена на несколько метров назад. В принципе, ее можно было заряжать и даже стрелять с того места, где она оказалась, но тогда после нескольких залпов батарея укатилась бы с назначенной позиции и превратилась бы в бесформенную груду вразнобой стоящих пушек, что, разумеется, было неприемлемо как сточки зрения тактической, так и с точки зрения безопасности самой прислуги. Поэтому, дружно взявшись за рукояти на лафете, артиллеристы возвращали пушку на место. Затем командир орудия (канонир справа) выверял ориентацию пушки в горизонтальной плоскости. При действии с легким орудием он сам наводил его, взявшись за рычаги, при обслуживании тяжелых орудий ему помогали другие номера расчета (не входившие в рассматриваемые нами шесть человек). Едва пушка была развернута в нужном направлении, как командир орудия отдавал приказ «Заряжай» («Chargez»). По этой команде первый артиллерист справа подносил к дулу банник, смоченный в воде с уксусом, и с помощью своего коллеги (первого номера слева) энергичным движением прочищал канал ствола. Это делалось прежде всего для того, чтобы освободить его от тлеющих остатков картуза. Во  ремя прочистки орудия канонир слева затыкал затравочное отверстие, чтобы преградить доступ воздуха в канал ствола и способствовать тому, чтобы упомянутые остатки быстрее загасали. Интересно отметить, что затравочное отверстие затыкалось пальцем, правда на палец был надет специальный кожаный напальчник. Одновременно, затыкая отверстие,  анонир слева осуществлял и наводку орудия в вертикальной плоскости с помощью винта, находившегося под казенной частью орудия. Как только пушка была наведена и прочищена, подносчик снарядов передавал первому номеру слева заряд -ядро или картечную банку, соединенные со Шпигелем и картузом. Заряжающий вкладывал снаряд в канал ствола, а первый номер справа разворачивал банник обратной стороной (прибойником), а затем оба первых номера, взявшись вместе за прибойник, загоняли снаряд до конца в ствол пушки. Во время этой операции канонир слева продолжал держать палец в напальчнике на затравочном отверстии, т. к. при сжатии воздуха от заталкивания картуза могли «ожить» тлеющие остатки предыдущего. Как только заряд был на месте, канонир отпускал руку с затравочного отверстия, а второй номер слева брал протравник (длинный металлический стержень на деревянной ручке) и протыкал через отверстие картуз, находившийся в стволе, а затем левой рукой вставлял в затравочное отверстие «быстрогорящую трубку» (тростинку            со            специальной,            хорошо воспламеняющейся смесью).   этот же момент второй номер справа зажигал пальник от всегда находившегося в готовности фитиля.
    Теперь орудие могло стрелять. Второй номер слева поднимал вверх руку, подавая офицеру сигнал о том, что орудие готово к бою. Если же пальба велась без общей команды, он самостоятельно давал сигнал к открытию огня. По его знаку второй номер справа подносил пальник к быстрогорящей трубке, которая мгновенно воспламенялась, выбрасывая сноп искр из затравочного отверстия, а через секунду раздавался грохот - орудие вновь извергало огонь и дым... и описанная нами операция начиналась сначала.
    Мы не уверены, что читатель, первый раз знакомящийся с заряжанием пушки начала XIX в., сразу все понял из этого описания. Увы, короче его сформулировать навряд ли возможно. Поэтому тем, кто запутался в действиях артиллерийского расчета, мы можем порекомендовать лишь перечитать текст и внимательно рассмотреть приложенные рисунки. В любом случае, из приведенного описания ясно, что скорострельность орудия всецело зависела от тренированности и слаженности расчета. В этом отношении французские артиллеристы не уступали никому в Европе. На полигоне им удавалось развивать фантастическую скорострельность - 13-14 выстрелов в минуту! Однако сразу заметим, что речь идет об идеальных условиях учебных стрельб и о пальбе без накатывания орудия в исходную позицию и без прицеливания, и поэтому эта цифра имеет скорее теоретическое значение. Впрочем, даже при необходимости наводки и наката пушки наполеоновские канониры на учебных стрельбах могли палить очень и очень часто: до 5—7 выстрелов в минуту. В реальном же бою эта цифра уменьшалась до 2-4 выстрелов в минуту. Фактором, серьезно уменьшавшим возможности орудий Наполеоновской эпохи в этой области, был перегрев ствола
[<<--Пред.] [1] [2] [3] [4] [5] [След.-->>]
Другие статьи на эту тему:
Тактика кавалерии
В нашем коротком очерке общей эволюции тактики с начала XVIII в. до Великой французской революции мы намеренно практически ничего не говорили о кавалерии. Ибо как бы ни были значимы конные войска на поле боя в этот период времени, они все же не определяли общий. ...
читать главу

Вооружение пехоты
С тех пор как в начале XVIII в. знаменитый французский инженер-фортификатор Вобан сделал простое, но гениальное изобретение — штыковую труб­ку, позволившую крепить штык к ружью, которое не теряло при этом возможность стрелять, а также усовершенствовал. ...
читать главу

Киевская Русь, статьи :
Дружина времён Киевской Руси
Дружина во времена Киевской Руси (IX-Xвек) представляла собой отряд наёмников. Славян и представителей финно-угорских племён в ней было немного. Большую часть дружины составляли выходцы из Скандинавии – варяги. Служба в ней оплачивалась не только златом-серебром,. ...
читать главу
Крещение Руси и её расцвет
При великом князе Владимире (978-1015 гг.) Киевская Русь окончательно приобретает черты  централизованного государства. В основных русских городах он посадил на княжение 12 своих сыновей, во всём ему подотчётных. Вечевые сходы теряют своё прежнее значение и. ...
читать главу