Rambler's Top100
 
 


История России
Всемирная история

День космонавтики.
   

Семь чудес света - древний мир, средние века и наше время (история цивилизации, реферат)

История России, Всемирная история

ПОИСК



РЕКЛАМА

Список рефератов по истории

Семь чудес света - древний мир, средние века и наше время (история цивилизации, реферат) Скачать Семь чудес света - древний мир, средние века и наше время (история цивилизации, реферат)

Тема: Семь чудес света: древний мир, средние века и наше время.

[pic]
                                 ДРЕВНИЙ МИР

  Еще  в  глубокой  древности  люди  находили  в  земле  странные  каменные
предметы, удивительно напоминающие по  форме  изделия  из  металла:  топоры,
наконечники  стрел  и  копий,  охотничьи  ножи,  пилы...  Сверхъестественное
происхождение подобных находок ни у кого не вызывало  сомнений.  На  древнем
Востоке  поклонялись  «громовым  топорам»   как   таинственным   и   грозным
божествам.  Древние  греки  и  римляне  считали,  что  камни,   похожие   на
наконечники стрел,—«острия громовых стрел»— могут отклонять удары  молний  и
отводить
вредоносные чары волшебников. Подобные, суеверия  сохранялись  и  в  средние
века.
   Лишь в XVI и ХУЦ вв. некоторые ученые начали  наконец  догадываться,  что
«громовые топоры» и «острия молний»  созданы  человеческими  руками.  Такому
совершенно новому взгляду  способствовали  Великие  географические  открытия
XVI—XVIII вв. (см. т. 1 ДЭ, ст. «Эпоха' Великих  географических  открытий»).
Изумленной  Европе  открылся  целый   мир   народов,   населявших   обширные
пространства Северо-Восточной и Южной  Азии,  Тропической  Африки,  Америки,
Австралии и Океании. Мореплаватели и  землепроходцы  сообщали  все  новые  и
новые сведения о «диких» народностях, которые были незнакомы с добыванием  и
употреблением металлов и  изготовляли  утварь  и  орудия  из  камня,  кости,
дерева и раковин морских  моллюсков.  В  музеях  Парижа,  Лондона,  Мадрида,
Лиссабона,  Амстердама  и  Петербурга  появилось  множество   изделий   этих
народов.
   Оказалось, что каменные орудия «дикарей» удивительно схожи  с  «громовыми
топорами» и «остриями молний». Более того, у многих ученых  возникла  смелая
для этой эпохи мысль о том, что не только орудия из камня или  кости,  но  и
весь образ жизни современных  «дикарей»  во  многом  похож  на  образ  жизни
первобытных   предков   цивилизованных   народов.   В   дальнейшем   десятки
энтузиастов путешественников и исследователей, собрали  богатейшие  сведения
о «малокультурных», как их тогда называли, народах.

[pic]

Сцена охоты. Наскальный. рисунок. Мезолит.
32 года среди диких австралийцев

   Одним из первых европейцев, кто близко, на собственном опыте, узнал жизнь
диких  племен,  был  Вильям  Бакли.  В  начале  XIX  в.   вместе  с  другими
осужденными привезли из Англии в Порт-Филлип. Здесь  тогда  находилась  одна
из каторжных тюрем, выстроенных английскими властями в далекой Австралии.
   Через три месяца Вильям Бакли бежал, но  заблудился  в  окрестных  лесах.
Случайно наткнувшиеся на  обессилевшего  Бакли  аборигены  (коренные  жители
Австралии) спасли его от голодной смерти.
  Вильям Бакли прожил среди аборигенов Юго-Восточной Австралии  32  года  и
вернулся в цивилизованный мир  уже  в  преклонном  возрасте.  Его  подробный
многодневный рассказ был записан и издан в 1835 г.
 Аборигены Австралии ничего не знали о земледелии, и у них не было домашних
животных,  если  не  считать  полудикой  собаки  динго.   Все   орудия   они
изготовляли из камня, раковин, костей и дерева. Этими грубыми  инструментами
они мастерили охотничье оружие, браслеты и пояса, плели мешки и сумки,  вили
веревки. Огонь добывали трением друг о друга двух палок.
   Из года в год кочевали аборигены в поисках пищи. Охотились на животных  и
птиц, ловили рыбу в реках и озерах, выкапывали корни  и  луковицы  растений,
собирали  ягоды,  листья,  личинки  насекомых,  опустошали  птичьи   гнезда,
отбирали мед у пчел и ос, вылавливали моллюсков и  ракообразных  на  морском
побережье.
   Там, где пищи было много, аборигены раз бивали  лагерь,  задерживаясь  на
одном месте на два-три дня, а то и  на  несколько  месяцев.  При  длительных
остановках строили прочные хижины-шалаши, из жердей, веток,  камней,  земли,
торфа.

Посуды  для  приготовления  пищи  у  австралийцев  не  было.   Зато   каждая
австралийская семья имела в своем распоряжении так называемую  зернотерку  —
большой плоский камень, на котором женщины  небольшим  булыжником  растирали
твердые корни и зерна, раскалывали орехи,  дробили  кости  животных.  Корни,
клубни, семена предварительно вымачивали в воде или подпекали  в  костре,  а
уж затем растирали на камне. Змей сворачивали кольцом  и  запекали  в  золе.
Мелких животных, птиц, гусениц  и  улиток  жарили  на  углях.  Крупную  дичь
разрубали на части и жарили на раскалённых камнях, забросав  сверху  кусками
коры и песком.

[pic]
[pic]
[pic]
КАМЕИНЫЕ ОРУДИЯ ПЕРВОБЫТНОГО человека
[pic]

[pic]
Орудия нижнего палеолита.

[pic]
  Как только естественные запасы пищи истощались,  люди  двигались  дальше,
захватывая весь  свой  немудреный  скарб.  Мужчины  несли  каменные  топоры,
копья, метательные палицы — бумеранги, палки для добывания огня;
женщины — корытца из коры, сосуды для воды из сушеных тыкв, мешки  и  сумки,
плетенные  из  растительных  волокон,  зернотерки.  Женщины   переносили   и
маленьких детей.
  Единственной одеждой взрослым служили наброшенные на плечи и  подвязанные
спереди у шеи шкуры кенгуру или динго.

Каждая община, т. е. группа совместно живущих людей, состояла из  некоторого
числа семей. Между общинами  обычно  царил  мир.  Порой  они  враждовали,  и
изредка дело даже доходило  до  вооруженных  столкновений.  Но  чаще  общины
приглашали друг друга в гости, устраивая время от времени шумные  совместные
пиры, празднества, вместе охотились и ловили  рыбу,  регулярно  обменивались
пищей и изделиями;
члены соседних общин вступали в браки и т. д.



[pic]
Орудия мезолита


[pic]
Орудия неолита, четыре наконечника стрел, шлифованный топор, долото.
  Аборигены Австралии отнюдь не  были  каким-то  странным  исключением.  Со
временем  племена  полубродячих  охотников  и  собирателей  были  обнаружены
учеными и путешественниками и во многих других уголках мира:
в Северной и  Южной  Америке—индейские  племена  (шошоны,  команчи,  индейцы
Калифорнии,
ботокуды, огнеземельцы и многие другие), в
Африке — бушмены, в Юго-Восточной Азии — кубу,  андаманцы,  тоала,  ееманги,
аэта. Повсюду основные средства  труда  этих  народов,  их  хозяйственный  и
семейный быт, общинная организация  в  главных  своих  чертах,  несмотря  на
тысячи местных особеннегстей, были удивительно похожи.

Длинные дома ирокезов

   И все же в новом мире, впервые открывшемся европейцам, племен охотников и
собирателей оказалось не так уж много. .Большинству  народов  Азии,  Африки,
Америки и Океании давно были  известны  земледелие  и  скотоводство.  Однако
многие из этих народов не умели еще добывать и обрабатывать металлы,  и  вся
их жизнь разительно отличалась от европейской своей простотой и  отсутствием
эксплуатации  человека  человеком.  К  числу  таких  народов  относились   и
ирокезы, племена которых в начале XVII в. заселяли обширные пространства  по
берегам североамериканских озер Онтарио и Эри.
   Жили ирокезы в так называемых длинных домах. В селении стояло  обычно  от
10 до 30 длинных домов. Каждый из них при ширине в 6—10 м. и высоте до 8  л»
был длиной от 60 до 90 м.
   Население одного длинного дома вело общее хозяйство. В каждой  овачире  —
так называлось это домохозяйство — насчитывалось от 50 до  200  человек  (т.
е.  10—12  и  более  семей).  Всеми  домашними   делами   управляла   умная,
энергичная,  обычно  пожилая  женщина,  которую  выбирали  из  своей   среды
замужние ирбкезки.
   Подобно аборигенам Австралии, ирокезы  изготовляли  оружие  и  орудия  из
камня, дерева, кости. Но основным  источником  существования  ирокезов  были
„не готовые дары природы,  а  выращиваемые  на  предварительно  обработанной
земле растения. Главной земледельческой культурой у ирокезов  была  кукуруза
(маис), поля которой занимали десятки и сотни гектаров. На  обширных  полях,
возделанных ирокезами, росли также тыквы и бобы, на огородах около  домов  —
табак, подсолнечник, земляная груша, горох, конопля, арбузы и кабачки.
   Ирокезы обрабатывали землю главным образом при помощи длинной заостренной
палки. Для рыхления почвы применялась и  деревянная  лопата.  И  мужчины  .и
женщины работали сообща, коллективно. Сев продолжался с апреля по июнь;
сбор урожая— с августа по октябрь.
   Кукурузу хранили в глубоких ямах, выкопанных в сухих  песчаных  местах  и
выстланных  сухими листьями и еловыми ветвями. Хранили  кукурузу  и  в  виде
длинных гирлянд, которые плели долгими осенними вечерами все жители  поселка
— мужчины и женщины, молодежь и старики. Сплетенные  гирлянды  развешивались
под скатами крыш и под специально выстроенными навесами или внутри жилища  в
виде своеобразных занавесей. Были у ирокезов  и  амбары  —  круглые  высокие
башни со стенами из  коры  вяза.  Благодаря  всему  этому  ирокезы  запасали
столько зерна, сколько им было необходимо до нового урожая.
   В конце октября, после уборки кукурузы, мужчины на лыжах  отправлялись  в
леса на охоту. В середине зимы охотники возвращались в селения,  нагруженные
добычей. Охота давала не  только  мясо,  но  и  шкуры,  из  которых  женщины
выделывали одежду, обувь, одеяла. А весной и летом мужчины  ловили  рыбу,  в
реках и озерах.
   Примитивное земледелие лежит в основе  хозяйства  очень  многих  народов.
Одни из них обитают в странах, где на смену жаркому  лету  приходит  суровая
снежная зима, другие — в царстве  вечнозеленой  растительности.  Одним  воды
всегда не хватает, другие постоянно борются с избытком  влаги  в  почве.  Но
где бы ни  жили  народы-земледельцы,  их  быт,  их  общественная  жизнь,  их
духовный мир, их связи с  другими  народами  —  все  это  всегда  неизмеримо
сложнее,  многограннее  и  богаче,  чем  у  любого  народа  —  охотников   и
собирателей.

Льюис Генри Морган

  Однако вернемся к ирокезам. В ходе европейской колонизации большая  часть
ирокезов была  уничтожена  или  вытеснена  со  своих  племенных  территорий.
Жалкие остатки когда-то многолюдных племен доживали свой век в  разбросанных
и удаленных друг от друга небольших  деревнях.  Здесь-то  в  1818  г.  около
одного,  из  ирокезских  поселений  в  небольшой  живописной  деревеньке   с
поэтическим  названием  Аврора  родился  будущий  неутомимый   исследователь
культурно отсталых народов Льюис Генри Морган.
Дети-ирокезы были его сверстниками и товарищами по играм.  С  юношеских  лет
Морган крепко дружил с Элисрм Паркером  —  ирокезом  из  племени  сенека.  В
сопровождении своего  друга  Морган  посещал  селения  ирокезов,  изучал  их
прошлое и  современный  быт,  их  общественные  порядки.  В  1847  г.  некая
компания добыла у правительства обманным путем  договор  на  уступку  ей  за
ничтожную цену части врритории, еще остававшейся  у  племени  сеека.  Морган
выехал  в  столицу  США  Вашингтон  и  добился   расторжения   жульнического
|договора.

[pic]

Один из способов изготовления каменных орудий (техника отжима).


 Ирокезы высоко оценили услугу Моргана. |S1 октября 1847 г. в  торжественной
обстановке |Морган был принят в род  Ястреб  племени  енека  и  получил  имя
Лежащий поперек, что значило в  переносном  смысле  мост,  указывая  а  роль
Моргана как посредника между индейцами и  «белыми».  Став  ирокезом,  Морган
узнал много нового: старики  открыли  ему  немало  сведений,  державшихся  в
строжайшем секрете от «бледнолицых»
      Исследуя общественное  устройство  ирокезов,  Морган  узнал,  что  все
взаимоотношения между ирокезами  строго  зависели  от  степени  IX  родства.
Кровные родственники овачир образовывали  так  называемый  род.  Каждый  род
unoa родовое имя: Волк, Медведь, Олень,  Черепаха,  Бобр,  Ястреб  и  т.  д.
Сородичи, члены одного рода, были обязаны помогать друг другу. Весь род  нес
ответственность  за  преступление,  совершенное  кем-либо  из  его   членов.
Деятельностью рода и его  сношениями  с  другими  родами  руководил  родовой
совет, в который ходили все взрослые мужчины и женщины. Мужчина  и  женщина,
принадлежавшие к од ному роду, не имели права вступать в брак.  Муж  и  жена
поэтому всегда принадлежали к разным родам, а каждая семья  всегда  состояла
из членов по меньшей мере двух  родов.  Несколько  родственных  между  собой
родов образовывали племя. Каждое племя  имело  свою  территорию.  Все  члены
племени говорили на одном языке.
   Продолжая  свои  исследования,  Морган  обнаружил  сходное   общественное
устройство и у остальных племен североамериканских индейцев. А  как  обстоит
дело у других народов мира? И Морган разослал письма буквально во все  концы
земли. Полученные им ответы были удивительно однообразны. Оказалось,  что  у
всех без исключения культурно отсталых народов —w. у полубродячих  охотников
и  собирателей,  и   у   оседлых   земледельцев—племенной   строй,   родовая
организация, отношения родства лежали в основе их общественного  устройства.
При этом чем ближе, чем теснее было родство, тем больше и чаще  родичи  были
обязаны  помогать  друг  другу.  Недаром   взаимная   помощь,   коллективизм
отношений были основным законом жизни этих народов.
   Обдумывая  эти  факты,  Морган  задал  себе  вопрос,  а  что,  если  этот
общественный  порядок  —  обязательный   этап   .в   историческом   развитии
человеческого общества? Но тогда он  должен  был  господствовать  в  далеком
прошлом и у ныне цивилизованных народов Европы и азии. С  обычным  для  него
энтузиазмом и энергией  Моргай  немедленно  обратился  к  изучению  прошлого
греков, римлян, германцев. Результаты исследований  превзошли  самые  смелые
его ожидания.
   В  1877  г.  в  знаменитом  труде  «Древнее  общество»  Морган  нарисовал
величественную картину истории первобытного общества.  Морган  доказал,  что
родо-племенной строй и отношения родства определяли в  прошлом  общественное
устройство всех без исключения народов земли.

Материалистическое понимание истории

   Карл Маркс и Фридрих Энгельс высоко оценили  научный  труд  американского
ученого. «Великая заслуга Моргана,— писал Энгельс,— состоит в  том,  что  он
открыл и восстановил  в  главных  чертах  эту  доисторическую  основу  нашей
писаной истории и в родовых связях североамериканских индейцев нашел ключ  к
важнейшим, доселе неразрешимым загадкам
древней греческой, римской и германской истории». Маркс и Энгельс подошли  к
выводам Моргана с точки зрения  материалистического  понимания  истории.  До
Маркса и Энгельса ученые обычно считали, что история, в отличие от  природы,
не подчиняется никаким законам, а судьбы народов  зависят  исключительно  от
прихотей и поступков выдающихся деятелей:
вождей, полководцев, царей и пр.
   Маркс и Энгельс впервые доказали, что исторический  процесс  направляется
не сознанием и волей отдельных личностей, а теми материальными условиями,  в
которых люди живут, трудятся,  воспитывают  своих  детей.  Маркс  и  Энгельс
показали, что  образ  жизни  людей  прежде  всего  зависит  от  того,  каким
способом они добывают  себе  средства  к  существованию,  т.  е.  от  уровня
общественного производства.
   Мы уже  знаем,  что  ученые,  исследуя  образ  жизни  культурно  отсталых
народов, обнаружили значительное сходство в способах  ведения  хозяйства,  в
общественной жизни и в религии народов, отделенных друг от  друга  морями  и
океанами, горами и пустынями.
   Мы знаем  также,  что  многие  современные  обычаи,  обряды  и  верования
культурно  отсталых  народов  удивительно  напоминают   обычаи,   обряды   и
верования, о которых упоминается в мифах, легендах и исторических  преданиях
цивилизованных народов.
   В свете материалистического понимания истории эти удивительные на  первый
взгляд факты получили объяснение. Все дело в том, что развитие  производства
и общественных отношений у различных народов  подчиняется  одним  и  тем  же
единым для всего  человечества  историческим  законам.  Однако  хозяйство  и
культура у одних народов развиваются быстрее, а  у  других  медленнее.  Там,
где природные условия  были  более  благоприятными,  а  людей  было  больше,
развитие производства шло быстрее. И наоборот, там,  где  природные  условия
были  особенно  трудными,  а  людей  жило  сравнительно  мало,  производство
развивалось  медленнее.  Вот  почему  наиболее  отсталые  народы   живут   в
тропических джунглях, в пустынях, на севе ре Канады или там,  где  население
в  течение  тысячелетий  было  изолировано  от  других  народов,   как   это
случилось, например, с аборигенами Австралии.
   Поэтому-то «дикари» XIX в. и могут служить своеобразным источником  наших
знаний о далеком прошлом человечества: ведь когда-то наши  предки  жили  так
же или, вернее, почти так же, как они.
   Материалистическое понимание истории первобытного общества наиболее четко
и полно было изложено Энгельсом в 1884  г.  в  книге  «Происхождение  семьи,
частной  собственности  и  государства».  С  тех  пор  накопилось   огромное
количество  новых   сведений   о   далеком   прошлом   человечества.   Следы
существования первобытных людей обнаружены археологами чуть ли  не  во  всех
уголках земли. Число находок непрерывно растет.
   Немало  новых  подробностей  узнали  за  это  время  ученые  и  о   жизни
современных культурно отсталых народов. Благодаря всему этому наши знания  о
первобытном обществе стали значительно полнее  и  конкретнее.  Однако  книга
Энгельса до сих  пор  по  праву  остается  настольной  книгой  каждого,  кто
серьезно интересуется историей первобытного общества.

Что такое первобытнообщинный строй
   Мы  познакомились  с   историей   возникновения   науки   о   первобытном
человечестве. Теперь мы вправе спросить:  а  как  же  выглядело  первобытное
общество в целом и каковы его отличительные черты?
   Весь первоначальный период  человеческой  истории,  начиная  с  появления
древнейших обезьянолюдей и кончая возникновением первых  классовых  обществ,
ученые называют эпохой первобытнообщинного  строя  или  эпохой  доклассового
общества. Эта самая длительная в истории человечества эпоха делится  на  две
части. Первая часть охватывает время  от  очеловечения  обезьяны  вплоть  до
появления человека современного вида; иначе говоря,  первая  часть  —  время
становления  человека  и  общества  (тод.т.   7   ДЭ,   ст.   «Происхождение
человека»).  Вторая  часть  начинается   с   момента   возникновения   людей
современного вида и кончается вместе с самим  доклассовым  обществом.  Самой
главной  и  самой  важной  особенностью   первобытнообщинного   строя   было
отсутствие   эксплуататоров   и   эксплуатируемых,   богачей   и   бедняков.
Оказывается, десятки и даже сотни тысяч лет люди  прекрасно  обходились  без
частной  собственности.  Люди  доклассового   общества   жили   сравнительно
немногочисленными и относительно самостоятельными группами —  общинами.  Все
члены общины были равны,  все  без  исключения  участвовали  в  общественном
производстве, сотрудничая друг с другом и помогая друг другу в беде.  Это  и
понятно: люди мало знали об окружающем их внешнем мире, их

                                СРЕДНИЕ ВЕКА

Средние  века, средневековье—так назвали гуманисты — люди эпохи  Возрождения
 время от падения Западной Римской империи до  начала  Возрождения  (XIV—XVI
вв.). Гуманисты ставили себе в заслугу то,  что  они  возродили  литературу,
науку и искусство древних греков и римлян откуда происходит и само  название
целой исторической эпохи — «Возрождение».

      Предшествующий  период  гуманисты  считали   временем   варварства   и
невежества,  когда   господствовали   всяческие   суеверия,   поддерживаемые
католической  церковью.  Период  между  античной  культурой  и  Возрождением
гуманисты стали называть  средним  веком,  средневековьем.  С  XVII  в.  это
название  вошло  во  все  учебники  истории  и  сохранилось   в   буржуазной
литературе до наших дней. Начало  средних  них  веков   буржуазные  историки
связывают с падением Западной Римской империи (V в. н. э.),