←  Древний Египет

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Древний Египет при XXVIII–XXX династиях

Фотография Стефан Стефан 01.07 2019

ВОССТАНИЕ АМИРТЕЯ В ЕГИПТЕ

 

Пелопоннесская война дала персам возможность заняться своими внутренними делами. Однако эту передышку не удалось использовать в полной мере. Для периода правления Дария II были характерны дальнейшее ослабление центральной власти, дворцовые интриги и заговоры, в которых весьма деятельное {203} участие принимала царица Парисатида, усиление влияния придворной знати. Вдобавок к этому с конца V в. сатрапы Малой Азии постоянно вели между собой войны (в частности, за обладание богатым городом Милетом), которым ахеменидские цари не придавали значения и в которые они обычно не вмешивались. Отдельные сатрапы часто восставали против центральной власти и, опираясь на помощь греческих наемников, стремились добиться полной независимости. К тому же не прекращались и восстания покоренных народов. Эти восстания были обусловлены тем, что персидская администрация при поздних Ахеменидах обрекала население покоренных стран на разорение. Правители теперь уже не стремились найти опору для своей власти в завоеванных странах и надеялись устранить все трудности с помощью военной силы и подкупа золотом. Между 410‒408 гг. произошли восстания в Малой Азии и Мидии, которые лишь с трудом удалось подавить.

 

В это же время происходили волнения и в Египте, которые, в частности, привели к разрушению храма иудейских военных колонистов на Элефантине. Более 150 лет отношения между элефантинскими иудеями и местным населением были мирными и даже дружественными: заключались смешанные браки, поддерживались деловые связи. В отличие от многочисленных греческих наемников, которых при поздних саисских фараонах местное население ненавидело, иудеев с последним роднило некоторое сходство их обычаев (например, обрезание, в некоторых номах ‒ запрет есть свинину, и др.). Но к концу V в. египтяне стали враждебно относиться к иудеям Элефантины. Причины этой вражды трудно установить. Вряд ли можно согласиться с Ф.К. Киницем, который полагает, что иудейский храм был разрушен из-за религиозной нетерпимости египтян [см. 248, с. 75]. Вероятно, наибольшее значение имел тот факт, что в этот неспокойный период, когда египтяне несколько раз поднимались против персидского господства, иудеи, как и другие военные колонисты, находясь на чужбине и на военной службе у персидских царей, неизменно выступали верной опорой чужеземного господства в этой стране. Нам достоверно известно лишь, что в июле 410 г. жрецы египетского бога Хнума побудили египтян на Элефантине разрушить храм бога Йахо (Яхве). Этому не препятствовал (или, возможно, не был в силах противодействовать) и персидский наместник на Элефантине Видранг, который, если верить утверждениям колонистов, был подкуплен египетскими жрецами с помощью денег и различных драгоценностей и даже послал своего сына Нафайна, начальника гарнизона в Сиене, вместе с воинским отрядом, чтобы помочь египтянам в разрушении храма. Святилище было разграблено, его культовая утварь расхищена или сожжена. В донесении иудейских военных колонистов, направленном различным должностным лицам, говорится: «В 14-м году, когда наш господин Аршама отправился к царю, вот какое злое дело совершили жрецы бога Хнума в элефантинской крепости с согласия {204} Видранга, который был здесь начальником. Они дали ему серебро и (разные) вещи… Они разрушили храм» [AP, 27; ср. 52; 8, с. 67 и сл.].

 

Община элефантинских иудеев пожаловалась сначала первосвященнику и жрецам в Иерусалимском храме, затем сатрапу Египта Аршаме, который в момент погрома отсутствовал в стране, а также наместнику Иудеи Багою. В своих письмах к этим лицам община просила расследовать дело о погроме и помочь в восстановлении разрушенного храма. В письмах, в частности, подчеркивался тот факт, что, когда египтяне подняли восстание против Камбиза, колонисты остались верны ему и не покинули свою крепость, поэтому Камбиз, разрушая египетские храмы, не сделал никакого вреда святилищу иудеев.

 

Однако иерусалимские жрецы оставили эту жалобу без ответа. К тому времени в Иерусалимском храме установился догматический культ Яхве, нетерпимый к почитанию других богов, и религия элефантинских иудеев, поклонявшихся наряду с Яхве и другим божествам, была сочтена иерусалимскими жрецами богоотступничеством. Кроме того, с точки зрения Второзакония, храм Яхве мог существовать только в Иерусалиме. Поэтому иерусалимская община отказала в помощи колонистам.

 

Зато пострадавшие нашли полное понимание у сыновей Санбаллата, наместника Самарии, исповедовавших такой же культ Яхве, который существовал на Элефантине. Сыновья Санбаллата взяли на себя хлопоты просить Аршаму о разрешении восстановить храм на его прежнем месте и по старому плану (возможно, за счет государства). Багой, которому были адресованы две идентичные жалобы [AP 30, 31], также обещал довести дело до Аршамы. Тем временем как египтяне, так и иудеи стремились подкупить персидских чиновников.

 

Ответ Аршамы, если только он был дан в письменной форме, не сохранился. Известно только, что по возвращении в Египет он лишил Видранга и его сына их должностей и имущества. Во всяком случае, в одном письме сообщается, что все сокровища, приобретенные Видрангом, пропали и все лица, причинившие зло храму, умерщвлены. Однако в двух арамейских папирусах, которые датируются соответственно концом V в. и 399 г., упоминается некий Видранг, который (во всяком случае, в первом из них) назван начальником гарнизона [AP 38; Kraeling, 13; ср. там же, с. 283]. Если это то же самое лицо, которое занимало должность наместника Элефантины в 410 г., то Видранг не был казнен, а только смещен со своей должности. По всей вероятности, персидское правительство дало разрешение на восстановление храма. Но возможно, что его не успели построить, так как вскоре в Египте вспыхнуло восстание под руководством Амиртея II из Саиса, по-видимому внука того Амиртея, который за полвека до этого организовал сопротивление персидской армии в Западной Дельте. Инициатива восстания, как и раньше, исходила от ливийцев, живших в Дельте. {205}

 

Установить дату восстания Амиртея трудно. Э. Мейер и вслед за ним другие исследователи полагали, что уже в 404 г. весь Египет был в руках мятежников [291, с. 90; 294, т. V, с. 180; 99, с. 77 и сл.]. Но позднее стали известны папирусы, из которых ясно, что элефантинский гарнизон сохранял верность персидскому царю по меньшей мере до декабря 401 г. Как отмечает Э. Крэлинг, из «Анабасиса» Ксенофонта видно, что в 401 г. Амиртей только начинал приобретать контроль над Египтом, поскольку весной этого года спартанский военачальник Клеарх предлагал Тиссаферну силы эллинских наемников, чтобы помочь отвоевать Египет для персидского царя. В 402‒401 гг. на Элефантине и, по всей вероятности, вообще в Верхнем Египте еще признавали власть персов, и ряд папирусов этого времени датированы третьим и четвертым годами царствования Артаксеркса II [Kraeling, № 9‒13; ср. там же, с. 111 и сл. и 148 и сл.]. По-видимому, Амиртей восстал около 405 г., но в первые годы после мятежа его власть ограничивалась Нижним Египтом. В 400 г. восставшие захватили в свои руки и Верхний Египет, включая Элефантину. Судя по одному арамейскому папирусу, иудейские колонисты перешли на службу к новому фараону [AP, 35]. Впоследствии они, по-видимому, были ассимилированы местным населением.

 

Тем временем мятежники одерживали одну победу за другой, и скоро вся страна оказалась в их руках. Начальник персидских войск в Сирии Аброком собрал большую армию, чтобы бросить ее против египтян, однако в это время в самом центре Ахеменидской державы Кир Младший поднял мятеж против Артаксеркса II. Армия Аброкома была направлена на помощь персидскому царю, а Амиртей, получив передышку, перенес военные действия даже на территорию Сирии. Таким образом, в начале царствования Артаксеркса II окончился так называемый первый период персидского владычества в Египте. Согласно Манефону, Дарий II был последним фараоном XXVII династии, а Амиртей основал новую, XXVIII династию, единственным представителем которой был он сам. После этого восстания Египет был покорен персами лишь через 60 лет, в 342 г., незадолго до крушения Персидской державы. Отпадение Египта было тяжелым ударом для персов, так как это лишило их основной житницы империи. {206}

 

Дандамаев М.А. Политическая история Ахеменидской державы. М.: Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1985. С. 203‒206.

 

Ответить

Фотография Стефан Стефан 02.07 2019

Анталкидов мир открыл персам возможность попытаться вернуть под свое господство Египет, отпавший еще в самом конце V в. В 400 г. Тамос, египтянин из Мемфиса, который при Кире Младшем был заместителем наместника Ионии (некоторые античные авторы называют его гипархом этой области), после его гибели сохранил верность своему другу и бежал вместе с сыновьями (кроме Глоса, ставшего позднее одним из военачальников {240} персидского царя), флотом и казной в Египет, к Амиртею, чтобы просить у него убежища от мести Тиссаферна122. Однако Амиртей велел казнить всех беглецов и захватил их имущество. Но в следующем году он сам лишился престола (возможно, был убит). В одном арамейском письме от 1 октября 399 г. сообщается важная политическая весть о свержении Амиртея и приходе к власти нового правителя [Kraeling, 13]. По Манефону, Амиртей был единственным царем XXVIII династии и правил шесть лет ‒ с 404 по 399 г. Демотическая хроника сообщает о нем следующее: «Первым правителем, который выступил после чужеземцев-мидийцев, был фараон Амиртей… Его сын не наследовал ему» [DC; ср. 292, с. 297 и сл.]. Теперь престол захватил основатель XXIX династии Неферит I из города Мендес в Средней Дельте [о египетских источниках о нем см. 169, с. 161 и сл.]. В 395 г. он послал сильное подкрепление спартанскому флоту, собравшемуся у Родоса, но эти корабли попали в руки афинян, которые тогда находились в состоянии войны со Спартой. При Неферите I, по-видимому, пришел конец иудейской военной колонии на Элефантине.

 

В 393 г. фараоном стал Ахорис, сын Неферита I. Он царствовал до 382 г. и вел активную политику в бассейне Средиземного моря, вступив в антиперсидскую коалицию совместно с афинянами, Эвагором, городом Барка в Ливии, а также с мятежным племенем писидийцев в Малой Азии и арабами Палестины. Одновременно он начал превращать Египет в морскую державу и укрепил свою армию греческими наемниками. От времени его царствования сохранилось много памятников, свидетельствующих о хозяйственном развитии и строительных работах. Однако Египет уже не смог достичь экономического уровня, который существовал при Амасисе, т.е. до захвата страны персами. Хотя при Дарии I в Египте наблюдался значительный экономический расцвет, при последующих Ахеменидах страна пришла в запустение из-за постоянной утечки в Персию в качестве подати серебра, игравшего роль денег. Постоянные войны и смуты также отрицательно сказывались на экономике.

 

Персы решили нанести удар одновременно по Египту и его основному союзнику Кипру. Тирибаз выступил с флотом против Эвагора, а Фарнабаз, Аброком и Тифравст около 385‒383 гг. предприняли военные действия против Ахориса. Однако попытка покорить Египет оказалась обреченной на неудачу. Наоборот, Ахорис начал расширять свою территорию, поддерживая мятежников против персидского царя в Финикии и Киликии. Он даже установил контроль над Тиром и с помощью флота из 90 триер захватил восточную часть Средиземного моря. Тогда персы сосредоточили основные силы против Эвагора, который был хозяином почти всего Кипра и располагал сильным флотом и сухопутным войском. Кроме щедрой помощи из Египта он получал денежную поддержку и от Гекатомна, который задумал создать в Карии независимое государство.

 

В 382 г. Тирибаз завершил приготовления к походу против {241} Кипра, собрав в Киликии сильное сухопутное войско, которым командовал зять царя Оронт. Ядро войска составляли греческие наемники. Кроме того, в распоряжении Тирибаза был флот из 300 ионийских кораблей. Эвагор же имел войско из киприотов и греческих наемников, а также получил от Ахориса зерно, деньги и 60 военных кораблей. Всего у него было 200 триер. Наемники, служившие в персидском войске, не получая долго жалованья, стали выражать недовольство, но командиру флота Глосу, сыну египтянина Тамоса, ставшему к тому времени зятем Тирибаза, удалось восстановить порядок. В 381 г. у города Кития произошла морская битва. Хотя в начале инициатива была на стороне Эвагора, персы благодаря своему численному превосходству одержали победу. Эвагору пришлось отступить к Саламину и укрепиться там. Затем он лично отправился в Египет, чтобы просить Ахориса о помощи. Но последний смог дать лишь сравнительно небольшую сумму денег. Тем временем Тирибаз получал от царя новые пополнения войском. Эвагору пришлось обратиться к Тирибазу с предложением, что он начнет платить подать персидскому царю и откажется от своих завоеваний. Тирибаз готов был согласиться на это при условии, что тот будет покорен царю, как слуга господину. Но Эвагор соглашался подчиняться Артаксерксу II лишь как царь царю, поэтому война продолжалась, хотя исход ее казался ясным.

 

Однако вскоре произошли важные события. Оронт пожаловался Артаксерксу, что Тирибаз ведет войну вяло и собирается отложиться. Артаксеркс распорядился арестовать Тирибаза и доставить его в Сузы. Это значительно ухудшило положение персов. Глос, тесть которого был отрешен от командования и арестован, теперь замышлял изменить царю и вступил в тайный союз с Египтом и Спартой. Эвагор обратился за помощью к Спарте и стал снабжать Глоса сведениями, которые позволили скомпрометировать Оронта перед персидским царем. Напуганный этим шантажом, Оронт в 380 г. заключил с Эвагором договор, согласно которому последний обязался платить подать, но не в качестве слуги Артаксеркса, а как подвластный ему царь. Артаксеркс счел, что война, на которую было израсходовано 15 000 талантов, не достигла своей цели, Оронт впал в немилость, а Тирибаз был освобожден из-под ареста. Вскоре Эвагор умер, передав власть одному из своих сыновей. Глос, который вступил в союз с Ахорисом, был убит, и тем самым была устранена опасность его мятежа.

 

Сыну Ахориса Псаммуту не удалось удержаться на троне. Неферит II, ставший фараоном, правил всего несколько месяцев и был лишен власти Нектанебом I из Себеннита в Дельте (380‒363 гг.), основателем XXX династии. В этот период политическая инициатива всегда исходила из районов Дельты, что отчасти объясняется большими возможностями связаться оттуда со странами Средиземноморья.

 

Афинский наварх Хабрий находился в союзнических отношениях еще с фараоном Ахорисом и теперь готов был помогать {242} Нектанебу. Но в 379 г., когда отношения между Афинами и Персией улучшились, по требованию персов Хабрий был отозван из Египта. Затем афиняне послали своего полководца Ификрата с войском для участия в персидском походе против Египта. В 373 г. значительная персидская армия123, подкрепленная флотом под начальством Фарнабаза, выступила против Египта. Тем временем Нектанеб укрепил все устье Нила и у Пелусия заградил вход в страну каналами и дамбами. Эту оборону нельзя было пробить, но флот Фарнабаза обошел укрепления и высадился у устья Нила. Когда персидская армия вступила в Египет, воины начали грабить страну и ее храмы, устраивать массовую резню населения или продавать его в рабство.

 

Персы и наемники двинулись к Мемфису. Ификрат советовал Фарнабазу вступить как можно быстрее в Мемфис, поскольку еще не была организована оборона города. Но Фарнабаз не доверял Ификрату и отклонил его совет. Пока персидское командование собирало всю свою армию, египтянам удалось сильно укрепить город Мендес в Дельте. Тем временем в Ниле наступило половодье, после чего персидской армии пришлось отступить из Египта с потерями. В последующие годы попытки персов усмирить Египет были обречены на провал из-за неустойчивого положения в западных провинциях державы, восстаний покоренных народов, мятежей сатрапов в Малой Азии, а также помощи греков египтянам.

 

При Нектанебе Египет пережил значительный хозяйственный расцвет, от времени его правления сохранилось много памятников искусства, которые свидетельствуют о возврате к старым традициям, существовавшим до захвата страны персами. {243}

 

 

122. Burn A.R. Persia and the Greeks, the defence of the West, c. 546‒478 B.C. L., 1970.

 

123. Burstein S.M. The Babyloniaca of Berossus. Malibu, 1978. {292}

 

Дандамаев М.А. Политическая история Ахеменидской державы. М.: Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1985. С. 240‒243, 292.

 

Ответить

Фотография Стефан Стефан 15.09 2020

Чуть ранее, в 405 г., в Египте вспыхнуло восстание под руководством Амиртея. Восставшие одерживали одну победу за другой, и скоро вся Дельта оказалась в их руках. Сатрап Сирии Аброком собрал большую армию, чтобы бросить ее против египтян, однако в это время в самом центре Ахеменидской державы Кир поднялся против своего старшего брата. Армия Аброкома была направлена в Вавилонию на помощь Артаксерксу II, а египтяне получили передышку. {616} Амиртей к началу IV в. до н.э. установил свой контроль над всем Египтом. Восставшие перенесли военные действия даже на территорию Сирии. После этого Египет был покорен вновь лишь в 342 г., т.е. незадолго до окончательной гибели Ахеменидской державы.

 

Вернувшись в Малую Азию, в 403 г. Кир начал собирать большое войско, чтобы попытаться захватить престол. При этом он утверждал, что военные приготовления делаются им для предстоящей войны с Тиссаферном. Артаксеркс II поверил этому, поскольку междоусобные войны сатрапов давно стали обычным делом. Спартанцы решили поддержать Кира и содействовали ему в наборе греческих наемников. Недостатка в наемниках не было, поскольку в Греции окончилась Пелопоннесская война, и скоро на службу к Киру поступило 13 тыс. греков. Кроме того, Спарта вступила в союз с Египтом, где в это время восстание было в полном разгаре. В 401 г. Кир со своим войском двинулся из Сард в Вавилонию и, не встретив никакого сопротивления, добрался до местности Кунакса на Евфрате в 90 км от Вавилона. Там же находилась армия, сопровождавшая Артаксеркса II. Согласно Ксенофонту, который в своем труде «Анабасис» подробно рассказывает о походе Кира, в армии последнего кроме 13 тыс. греческих наемников было 100 тыс. воинов и 20 серпоносных колесниц, а армия Артаксеркса, «по слухам», состояла из 1 200 000 человек, из которых только 900 тыс. приняли участие в битве, а также 200 серпоносных колесниц и 6 тыс. всадников. Однако эти цифры Ксенофонта, если не считать данных о греческих наемниках, колесницах и коннице, следует считать чрезвычайно завышенными. Такую армию в те времена было бы невозможно сосредоточить на какой-либо сравнительно небольшой территории и снабдить ее необходимыми запасами продовольствия. Армия царя состояла из четырех корпусов, которыми командовали Аброком, Тиссаферн, Гобрий и Арбак. Сначала они отступали, и войско Кира стало беспечно преследовать противника. Решающая битва произошла 3 сентября 401 г. Один из приближенных Кира знатный перс Патесий примчался в свой лагерь на взмыленном коне, крича на древнеперсидском и греческом языках, что приближается царь с большим войском. В лагере Кира, застигнутом врасплох, началась паника, так как воины боялись, что они не успеют подготовиться к бою. Кир сошел с колесницы, надел панцирь, сел на коня и велел войску выстроиться. Греческие наемники расположились на флангах, а остальные воины Кира заняли центр. В авангарде армии царя шли серпоносные колесницы, серпами разрезая все, что попадалось им на пути. Но правый фланг армии Артаксеркса был смят греческими наемниками, которыми командовал искусный спартанский полководец Клеарх. Греческие друзья Кира советовали ему не рисковать своей жизнью, однако он, увидев Артаксеркса, бросился на него, оставив далеко позади своих воинов. Киру удалось ранить Артаксеркса, но тут же он сам был убит, а тело его изувечено. После этого мятежная армия, лишившись своего вождя, потерпела поражение.

 

Теперь греческие наемники оказались вдали от родины, в глубоком вражеском окружении. Их вожди были предательски убиты по распоряжению Тиссаферна, когда они прибыли к нему для переговоров. Но греки не растерялись, выбрали новых командиров, и ценой больших усилий и потерь весной 400 г. им {618} удалось добраться до города Трапезунда на Черном море, пройдя через Вавилонию и Армению.

 

Источники не дают возможности уверенно судить о том, какие политические цели преследовал Кир Младший, который, несомненно, был выдающимся государственным деятелем и военачальником. Возможно, что он, видя непрочность Ахеменидской державы, стремился создать централизованное государство эллинистического типа, что удалось лишь впоследствии Александру Македонскому и его преемникам. Спартанцы, которые за свою помощь Киру теперь ожидали враждебных действий со стороны Персии, решили перейти в наступление и в 396 г. высадили в Малой Азии войско под командованием Агесилая. Тем временем Тиссаферн, к которому отошли все сатрапии погибшего Кира наряду с сохранением наместничества в Карии, стал подчинять греческие города Малой Азии. Это находилось в полном согласии с договором, который был заключен им со Спартой в 412 г. Однако теперь Спарта, считавшая себя защитницей и гегемоном греков, не собиралась придерживаться договора, подписанного в трудные для нее времена. В 395 г. Агесилай одержал победу над персидской конницей у столицы Лидии Сарды.

 

Пока лакедемоняне вели наступательную войну, мать Артаксеркса II не прекращала своих интриг против врагов погибшего Кира, и под разными предлогами многие из них были казнены. Но когда она отравила жену царя Статиру, Артаксеркс удалил ее в Вавилон, заявив, что пока она живет там, он ни разу не приедет в этот город. Но вскоре ей удалось снова вернуться в Иран, и, чтобы приобрести большее влияние на Артаксеркса, она стала угождать ему во всем. Когда Артаксеркс влюбился в свою дочь Атоссу, Парисатида уговорила его жениться на ней. Это противоречило персидским законам, но Парисатида заявила, что царь сам закон для персов и единственный судья того, что хорошо и что плохо. Это дало ей возможность продолжать интриги, и в 395 г. Тиссаферн, злейший враг Кира Младшего, был обвинен в бездействии против спартанцев, и ему отрубили голову. Персия лишилась своего самого выдающегося дипломата и крупного военачальника. На его место в Малую Азию был направлен Тифравст, который стал на испытанный путь подкупа. В Афины и Фивы было послано 10 тыс. дариков, чтобы натравить их на Спарту. В том же, 395 г. образовалась коалиция греческих городов во главе с Афинами, Коринфом и Фивами, начавшая войну против Спарты. Теперь Спарте пришлось воевать на два фронта, и в 394 г. Агесилай вместе с большей частью войска был отозван на родину. Военные действия в Малой Азии еще продолжались, но персидское золото оказалось могущественнее лакедемонского оружия. В августе 394 г. объединенный греко-персидский флот, состоявший из кипрских, родосских и афинских кораблей, под командованием сатрапа Фарнабаза и афинянина Конона нанес жестокое поражение флоту лакедемонян. Это поражение лишило последних на целых десять лет возможности воевать. Все острова у западного побережья Малой Азии отпали от Спарты, а некоторые из них добровольно перешли на сторону персов. Персидские корабли появились даже у берегов материковой Греции. Спарта боялась усиления Афин и решила вступить в переговоры с Персией. Артаксеркс II тоже не желал допустить чрезмерного усиления Афин и заставил их прекратить {619} военные действия. В 386 г. в Сарды для заключения мирного договора прибыло спартанское посольство во главе с Анталкидом. Туда же прибыли и послы многих других греческих государств. Однако переговоры затягивались, так как афиняне, мечтавшие возродить свое былое господство на малоазийском побережье, отвергали условия мира, продиктованные Артаксерксом. И все же афиняне были не в состоянии противостоять одновременно Персии и Спарте. Персидская дипломатия вновь пустила в ход метод подкупа, и договор, получивший название «царский», или «Анталкидов мир», был заключен в том же, 386 г. Согласно договору, персам удалось снова добиться господства над восточным побережьем Эгейского моря и восстановить свой контроль над давно потерянными греческими городами Малой Азии. Анталкидов мир запрещал также создание каких-либо объединений греческих государств. Исключение было сделано лишь для Спарты и ее союзников, которые были покорны персам и ценой предательства по отношению к греческим городам Малой Азии обеспечили свою гегемонию в Греции.

 

Однако за пределами Малой Азии волнения не прекращались. В 374 г. с помощью греческих наемников была сделана попытка подавить восстание в Египте, который отпал еще в 404 г. Но египтяне нанесли поражение персидской армии и изгнали ее из страны. В 365 г. восстал сатрап Фригии и Мисии Ариобарзан, который три года воевал против центральной власти, пока не был предан своим сыном и казнен. В 362 г. в Египте к власти пришел энергичный фараон Тахос, поставивший себе цель захватить персидские провинции Сирию и Палестину. Для этого он снарядил значительный флот и набрал большую сухопутную армию, а затем начал искать союзников. Такими союзниками стали Афины, которые послали на помощь Тахосу флот во главе с Хабрием, и Спарта, царь которой Агесилай прибыл в Египет с сухопутным войском. Всего в распоряжении Тахоса было 80 тыс. египетских воинов, 10 тыс. афинских наемников, 1000 спартанских гоплитов и 170 боевых кораблей. С этими силами Тахос вторгся в Сирию. Пока он вел там успешные наступательные операции, в 361 г. в Египте произошло восстание, вызванное тяжелыми налогами. Племянник Тахоса Нектанеб II, находившийся вместе с войском в Сирии, перешел на сторону восставших и объявил себя новым фараоном. Тахос бежал к персидскому царю и окончил свои дни при его дворе. Приблизительно в это же время от персов отпал Кипр. Одновременно происходили восстания в финикийских городах, а скоро начались волнения и в сатрапиях Малой Азии. К концу царствования Артаксеркса II отпали Кария, Лидия и Киликия. По-видимому, к этому же времени была потеряна и Индия, а Хорезм, Согдиана и сакские племена из подданных стали союзниками.

 

У Артаксеркса II было много сыновей, и старший из них, которого звали Дарием, был объявлен наследником престола еще при жизни отца. Но правление последнего оказалось чересчур долгим (он прожил 86 лет, из которых 45 лет был царем), и Дарий, будучи на шестом десятке, решил ускорить события и замыслил убить отца. Однако заговор был раскрыт, и Дарий вместе с его детьми был приведен к царю. Артаксеркс велел всех замешанных в заговоре предать суду, но кое-кто из приближенных Дария, боясь пыток, покончил жизнь самоубийством. {620} После допроса протоколы следствия доставляли и читали царю. Царские судьи единодушно вынесли Дарию смертный приговор. Осужденный на коленях молил о пощаде, но его вместе с детьми вывели в соседнюю комнату и там обезглавили. А Артаксеркс во всеуслышание помолился Ахура-Мазде, благодаря его за спасение своей жизни. Наследником престола был объявлен побочный сын царя Ох.

 

В 358 г. окончилось царствование Артаксеркса II, и на престол вступил Ох, который принял тронное имя Артаксеркса III. Прежде всего он истребил всех своих братьев, чтобы предотвратить дворцовый переворот. Новый царь оказался человеком железной воли и крепко держал бразды правления в своих руках, отстранив влиятельных при дворе евнухов. Он энергично взялся за восстановление Ахеменидской державы в ее прежних границах. Наследие, которое получил Артаксеркс III, было тяжелым. Египет и Кипр давно добились независимости. В Сирии, Финикии и Палестине происходили восстания. Перс Артабаз, командовавший войсками, расквартированными в Малой Азии, поднял мятеж и в 356 г. с помощью афинян нанес поражение армии, посланной против него Артаксерксом III. Казалось, мятеж сулит успех, и к нему присоединился наместник Мисии Оронт. Но мятежники вскоре были разгромлены, Оронт сдался на милость победителя, а Артабаз бежал в Македонию. Тем временем племя кадусиев, жившее у Каспийского моря, не только вышло из повиновения, но стало совершать набеги на подвластные персам территории. Артаксеркс возглавил поход против кадусиев и привел их к покорности. В 351 г. была сделана попытка захватить Египет, но она оказалась безуспешной. В 350 г. восстал финикийский город Сидон. Персидские чиновники, жившие в городе, были схвачены и убиты. Царь Сидона Табнит нанял греческих наемников на деньги, охотно предоставленные Египтом, и, получив подкрепления с Кипра, нанес два крупных поражения персидскому войску. Восставшие разрушили парк близ Сидона, принадлежавший персидскому царю.

 

После этого Артаксеркс решил принять командование на себя и в 349 г. во главе большой армии выступил против Сидона. После продолжительной осады город сдался и подвергся жестокой расправе. Он был сожжен и превращен в руины. Никто из жителей не спасся, так как в самом начале осады они, боясь случаев дезертирства, сожгли все свои корабли. Персы бросали многих сидонян вместе с их семьями в огонь и убили около 40 тыс. человек. Уцелевшие жители были обращены в рабство и уведены в Вавилон и Сузы. Четыре тысячи греческих наемников, служившие раньше Табниту, во главе со своим командиром Ментором с Родоса поступили на службу к Артаксерксу III. Финикия теперь была объединена с Киликией в одну сатрапию, наместником которой был назначен Мазей. Часть иудейского населения, которое приблизительно в это же время подняло восстание, была уведена в Гирканию у Каспийского моря. Теперь настала очередь и для расправы с Египтом. Зимой 343 г. Артаксеркс отправился в поход против Египта, где в это время царствовал фараон Нектанеб II.

 

Навстречу персам выступила армия фараона, в которой насчитывалось 60 тыс. египтян, 20 тыс. греческих наемников и столько же ливийцев. Египтяне располагали также сильным флотом. Когда персидское войско дошло до пограничного города Пелусия, военачальники Нектанеба II советовали ему {622} немедленно напасть на противника, но фараон не решился на такой шаг. Персидское командование, воспользовавшись передышкой, сумело провести свои корабли вверх по течению Нила, и персидский флот оказался в тылу у египетской армии. К этому времени положение египетского войска, расположенного у Пелусия, стало безнадежным. Ментор с Родоса, некогда служивший египтянам, а теперь воевавший на стороне Артаксеркса III, выдал персам планы городских укреплений Пелусия. Персидский полководец Багой прорвал эти укрепления и начал захватывать города Дельты, а Нектанеб II отступил вместе со своим войском к Мемфису. Но в это время греческие наемники, служившие Нектанебу II, перешли на сторону противника. Персы захватили Мемфис и затем всю остальную страну (342 г. до н.э.). Нектанеб II собрал свои сокровища и бежал в Нубию. Египетские города были разграблены и опустошены. Египет снова стал персидской сатрапией.

 

После этого Артаксеркс III вернулся в Персию, оставив сатрапом Египта Ферендата. Однако победа над египтянами была достигнута в основном не персидской армией, которая в тактике и вооружении уже сильно уступала грекам, а благодаря греческим наемникам. {623}         

 

История древнего Востока: От ранних государственных образований до древних империй / Под ред. А.В. Седова; Ин-т востоковедения. М.: Вост. лит., 2004. С. 616, 618–620, 622–623.

 

Ответить

Фотография Стефан Стефан 05.10 2020

В 362 г. к власти в Египте пришел Тахос, сын Нектанеба. В том же году он вступил в союз с Ариобарзаном, сыном Митридата, который в 387 г. заменил Фарнабаза в качестве сатрапа Фригии и позднее отложился от персидского царя. Новый фараон поставил перед собой цель перейти в наступление и захватить Сирию и Палестину, которые готовы были выступить против Артаксеркса II. Для осуществления своих честолюбивых планов Тахос снарядил большой флот и сильную армию и начал искать союзников. Любой враг Персии был естественным союзником Египта124, и фараон обратился к Спарте и Афинам с просьбой предоставить наемников. В 361 г. в Египет вместе с гоплитами, нанятыми на выплаченные фараоном деньги, прибыл престарелый, но все еще неугомонный спартанский царь Агесилай, которому теперь было более 80 лет. В том же году на службу к Тахосу поступил и афинянин Хабрий со своими наемниками.

 

Однако Хабрий и Агесилай без конца спорили друг с другом из-за поста командующего, и Тахос, желая помирить их, сам возглавил ведение войны, назначив спартанского царя командиром наемников, а афинянина ‒ начальником флота. Всего в распоряжении Тахоса было 80 000 египетских воинов, 10 000 афинских наемников и 1000 спартанских гоплитов. Флот состоял из 120 триер, на помощь которым прибыло еще 50 кораблей, посланных {243} мятежными сатрапами Малой Азии вместе с 500 талантами серебра.

 

Но вскоре Тахос начал испытывать острый недостаток в деньгах, чтобы платить жалованье огромному числу наемников, которые отказались служить за натуральную плату. Поскольку надо было собрать чрезвычайно большую сумму, в 361 г. Тахос по совету Хабрия провел важные экономические реформы.

 

Согласно Псевдо-Аристотелю (Oec. II, 25‒27; ср.: Polyaen. III, 5‒7), Тахос заявил египетским жрецам, что из-за непомерных расходов военного времени придется закрыть некоторые храмы и распустить бо́льшую часть священнослужителей. Напуганные этой угрозой, жрецы передали государству принадлежавшие храмам золото и серебро в качестве ссуды. Тогда фараон заявил, что он может утвердить лишь 1/10 традиционных государственных поставок храмам, а остальное собирается возместить после победы. Кроме того, в стране все, вплоть до строительства новых домов, было обложено налогами. С урожая, доходов ремесленных мастерских, со всех сделок купли-продажи необходимо было платить государству десятую часть. Население заставили сдать весь запас находившихся у него благородных металлов. Сдавая золото и серебро государству, египтяне надеялись получить за них высокие проценты. Однако фараон выдавал своим подданным лишь натуральный эквивалент внесенных ими денег. Эта технически совершенная реформа предвосхитила птолемеевскую финансовую систему [см. 416, с. 225 и сл.]. Правда, вопреки утверждению Псевдо-Аристотеля не все звенья этой реформы были нововведением Тахоса. Например, по свидетельству одной стелы из Навкратиса, десятипроцентная пошлина на ввоз и десятина с доходов ремесленников существовали еще в 380 г. [см. 248, с. 120]. Во всяком случае, Тахосу удалось реквизировать весь драгоценный металл в Египте, и он начал чеканить деньги для выплаты наемникам [133, с. 78‒86 и 165‒167; 215, с. 24 и сл.; 298, с. 43‒92; см. подробную литературу: 114, с. 392, примеч. 56].

 

Закончив проведение в жизнь этой реформы, Тахос поручил правление в Египте своему брату и вторгся в Сирию. Но пока фараон вел успешную наступательную войну в Сирии, египтяне восстали против него. Народ был недоволен тяжелыми налогами, а жрецы не хотели мириться с конфискацией части храмового имущества. Когда восстание разгорелось, его возглавил Нектанеб II, племянник Тахоса и один из командиров египетской армии в Сирии, который выступил против своего дяди (360 г.). Тахос просил Агесилая и Хабрия остаться верными ему. Хабрий сохранял верность Тахосу, пока у того были хоть какие-то шансы на победу. Агесилай же сказал, что он послан своим государством на помощь Египту, а не для выступления против этой страны, и добился, чтобы спартанские власти разрешили ему перейти на сторону Нектанеба II. В результате Агесилай со спартанскими гоплитами остался в египетской армии, а Хабрий с афинскими наемниками вернулся на родину. Положение Тахоса стало безнадежным, {244} и он бежал к персидскому царю в Сузы. Если верить Элиану (Var. V, 1), Тахос умер в Персии от чревоугодия, так как перенял персидскую роскошь, к которой не был привычен.

 

Тем временем в городе Мендес в Дельте новый узурпатор (источники не приводят его имени) восстал против Нектанеба II и провозгласил себя фараоном. Он послал к Агесилаю гонцов, стремясь привлечь его на свою сторону. Но Агесилай остался верен Нектанебу, боясь прослыть изменником и предателем. Теперь Нектанебу пришлось вернуться из Сирии в Египет. В одном из городов Дельты войска фараона и Агесилая были осаждены узурпатором, который нашел себе много приверженцев. Осаждавшие стали рыть глубокий ров вокруг городских стен, чтобы запереть там верное фараону войско. Но Агесилай и Нектанеб со своими отрядами напали на мятежников, которые, находясь на разных концах незавершенного рва, лишились своего численного превосходства и были разгромлены. После этого Нектанеб вернулся к угодной для жречества политике и отменил реформу Тахоса. Но одновременно с этим ему пришлось отказаться от ведения наступательной войны с Персией.

 

Таким образом, попытки персов усмирить Египет окончились неудачно. Положение в других провинциях Ахеменидской державы было не намного лучше. В финикийских городах и малоазийских сатрапиях происходили восстания. К этому времени относится опасное для персидского царя возвышение Датама, сына карийца и какой-то скифской женщины. Он отличился в войне против племени кадусиев, затем был назначен начальником телохранителей Артаксеркса II. Около 378 г. ему удалось стать наместником ряда областей Каппадокии и подавить мятеж пафлагонского князя Отиса. Постепенно он превратился в самого влиятельного персидского наместника в Малой Азии. Энергичные действия Датама вызвали одобрение Артаксеркса, который послал в награду своему сатрапу большое войско. Однако возвышение Датама возбудило зависть придворных, которые жаждали повода, чтобы очернить его. Хранитель царской сокровищницы Пандант, будучи другом Датама, предупредил его письмом, что он будет оклеветан придворными, если потерпит поражение в военных действиях, ибо царь привык приписывать победы себе, а неудачи ‒ другим лицам. Датам вел себя осторожно и начал присоединять к своему наместничеству соседние области, главным образом за счет территорий восставших князей. Постепенно ему удалось стать правителем многих стран от Тавра до Черного моря. Весной 373 г. он начал проявлять открытую непокорность царю. Сохранились монеты, выпущенные Датамом в персидском стиле (в частности, на них изображен крылатый диск Ахурамазды).

 

Перикл из Лимира, ликийской области на востоке Малой Азии, также стал расширять свои владения, оттесняя персидских сатрапов. Династ Карии Гекатомн (395‒377), опираясь на греческие города и наемников, превратил свою сатрапию в наследственное царство, хотя и воздерживался от открытого выступления {245} против Артаксеркса. Гекатомн выпускал монеты с изображением карийского бога войны. При его сыне Мавсоле (377‒353) греческая культура стала широко распространяться в карийских городах. Он хорошо понимал ее значение для развития своего народа и начал переселять сельское население в города, строительство которых шло интенсивно. В результате мероприятий Мавсола карийцы стали ревностными приверженцами эллинской культуры. При Мавсоле столица Карии была перенесена из Миласы в Галикарнас. Из Миласы сохранились декреты «полиса миласцев» (т.е. городского народного собрания), датированные годами правления персидских царей и сатрапства Мавсола. Эти декреты направлены против карийских заговорщиков, злоумышлявших против Мавсола, который назван благодетелем общины. Народное собрание Миласы конфисковало имущество заговорщиков в пользу города. Очевидно, власть Мавсола не была неограниченной [см. 44, с. 16‒18]. С Мавсолом связано сооружение в Галикарнасе хорошо известного музея ‒ гробницы карийской династии и одновременно храма, названного по имени этого династа Мавсолеем (отсюда происходит современное слово «мавзолей») и считавшегося в древности одним из чудес света. По своей планировке Мавсолей восходит к знаменитой гробнице Кира в Пасаргадах.

 

Когда Датам вышел из повиновения персидскому царю, его открыто поддержал в 367 г. сатрап Фригии Ариобарзан. На стороне Датама тайно выступали также Мавсол и некоторые другие наместники в Малой Азии. Лидийский сатрап Автофрадат, который оставался верным Артаксерксу, получив приказание подавить мятеж, вторгся в Каппадокию, но был оттеснен войсками Датама. Ариобарзан и Датам собрали значительную армию и обратились за помощью к Афинам и Спарте. Спартанский царь Агесилай, который в силу привычки уже не мог жить мирной жизнью, отправился в распоряжение Ариобарзана, надеясь на месте собрать наемников на средства мятежного сатрапа. Афиняне послали на помощь Ариобарзану 30 военных кораблей и 8000 наемников во главе с военачальником Тимофеем. Однако последний получил указание не нарушать договора с персидским царем ‒ как будто помощь мятежнику не была нарушением условий Анталкидова мира! Мятеж расширялся и охватил даже финикийские города, а верный царю Автофрадат оказался совершенно изолированным и предпочел перейти на сторону врагов Артаксеркса, вместо того чтобы вступить с ними в рискованную битву. К мятежникам перекинулся даже зять Артаксеркса, сатрап Ионии Оронт. Восставшие сатрапы отправили некоего Реомитра за помощью к египетскому фараону Тахосу. Последний послал на помощь мятежникам деньги и корабли. Коалицию врагов персидского царя поддержали также писидийцы и ликийцы.

 

Таким образом, вся Малая Азия и некоторые прилегающие области находились в состоянии войны с Персией. Однако цели мятежников были эгоистичны, и каждый из них готов был вступить в переговоры с персидским царем на выгодных для себя {246} условиях, предав своих союзников. Никто никому не доверял. В 363 г. Оронт, который должен был возглавить войско, предназначенное для вторжения в Сирию, перешел на сторону Артаксеркса и передал ему тех мятежников, которые находились у него. Вслед за Оронтом на сторону царя перешел и Автофрадат. Наконец, в 360 г. Ариобарзан был предан своим сыном Митридатом и казнен. Царским дипломатам удалось также возбудить войско Датама против него самого, и он был убит. Таким образом, в 359 г. с великим восстанием сатрапов было покончено. Лишь один Мавсол в Карии остался безнаказанным, так как он открыто ни в одном мятеже не участвовал, хотя и не упускал случая расширить свои владения и вынашивал планы стать совершенно независимым государем. Ему, в частности, удалось захватить остров Родос. {247}

 

 

124. Cameron G.G. History of early Iran. N.Y., 1936. {292}

 

Дандамаев М.А. Политическая история Ахеменидской державы. М.: Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1985. С. 243‒247, 292.

 

Ответить