←  Советская Россия

Исторический форум: история России, всемирная история

»

Передача Крыма Украине Хрущевым

Фотография ddd ddd 19.05 2014

Документы 1954г. о передаче Крыма Украине Хрущевым

Никита Хрущев

 

Известно, что решение о передаче Крыма Украинской ССР принял Президиум ЦК КПСС. Но в числе подлинников протоколов Президиума ЦК, материалов к ним, тематических папок Президиума, личного архива Н.С. Хрущева, не говоря уже о материалах МИДа, этот документ за № П49/XL от 25 января 1954 года увидеть до сих пор невозможно. Где проект постановления Президиума ЦК? Или указа Президиума Верховного Совета? Кто эти акты готовил? По чьей инициативе? Когда? Кто и как голосовал? Были ли разногласия, возражения, поиски компромисса? Где историческая справка об истории Крыма в составе России и РСФСР? Были ли проведены политическое планирование, экспертиза? В чем заключались отмеченные в решении «поправки, принятые на заседании» Президиума ЦК? Кто из политиков конкретно несет ответственность за этот шаг?

Документы 1954г. о передаче Крыма Украине Хрущевым

 

Вопросов – множество. Ответов, увы, ни одного.

 

Но этого мало. По крымской тематике нет возможности изучить в архивах и материалы о генетически связанном с решением 1954 года, предшествующем ему печальном событии, которое также окутано мантией искусственной ведомственной секретности. Речь идет о рождении Указа Президиума Верховного Совета СССР от 30 июня 1945 года о ликвидации Крымской АССР в составе РСФСР и преобразовании ее в Крымскую область (также в составе РСФСР). Контуры сталинского решения есть, но частичный ответ порождает еще больше вопросов.

28 июня 1945 года Оргбюро ЦК утвердило текст Указа о преобразовании автономии (Протокол № 219/1). Во вводном предложении лаконичного проекта указа – слова: «идя навстречу пожеланиям населения Крыма». В окончательном варианте их не оказывается (Протокол № 219. РГАСПИ, ф. 17, оп. 117, д. 521, л. 111, л. 107). Были ли другие проекты?

По существовавшей традиции документ для его утверждения поступил в Политбюро (см. решение от 30 июня, протокол № П46/40). Туда же посланы «проект указа и основные показатели Крымской области» (там же, оп. 163, д. 1454, л. 65). Кто из историков видел эти «основные показатели»? Тематические папки Политбюро сталинской эпохи года два назад были переданы в том числе в РГАСПИ – распоряжением президента России. Где же они застряли по пути от Старой площади до читального зала федерального архива на ул. Большая Дмитровка? Идти пешком здесь двадцать минут от силы.

Но не это примечательно в данном документе. Для сомнения в его изначальной легитимности важна помета: «без опубликования Указа в печати».

Документы 1954г. о передаче Крыма Украине Хрущевым

 

Сталинский указ, который открыл череду судьбоносных событий, оказывался изначально секретным. В воздухе зависает и другой вопрос: а что произошло с Конституцией Крымской АССР образца 1937 года? Была ли она формально отменена? Кем? Когда?

Сегодня «НГ» впервые представляет читателям подборку документов (наиболее полную из выявленных до сих пор) о том, как готовилось заседание Президиума Верховного Совета СССР, на котором 19 февраля 1954 года был законодательно оформлен акт передачи Крыма из состава России в состав Украины. Эту публикацию мы сопровождаем копиями архивных документов. Дабы не было сомнений.

Документы 1954г. о передаче Крыма Украине Хрущевым

 

Не следует думать, что хрущевский период советского делопроизводства был более понятным с точки зрения исторической целесообразности и более демократичным и легитимным, чем сталинский. Не случайно наследники (они же верные соратники и подельники) Хрущева назовут десятилетие его руководства периодом «волюнтаризма и субъективизма».

Документы 1954г. о передаче Крыма Украине Хрущевым

 

Бюрократические документы о «крымском вопросе», которые выплыли в частично рассекреченной еще в середине 90-х описи Общего отдела ЦК КПСС в фонде ЦК КПСС в Российском государственном архиве новейшей истории (РГАНИ), иллюстрируют природу постановки, согласования и принятия решений послесталинским руководством, которое правило СССР до перестройки.

Документы 1954г. о передаче Крыма Украине Хрущевым

Ответить

Фотография ddd ddd 19.05 2014

Как Хрущев Крым дарил

 

«Взял да за пьянкой и отдал Крым!», «В 1954-м праздновалось 300-летие Переяславской рады, и Хрущев сделал Украине подарок».

Думаю, подобные рассуждения нашим читателям приходилось слышать не раз, не два и даже не три.

 

Но все-таки, как и почему полуостров был передан из одной республики в другую?

 

Давайте, разбираться. Начнем с того, что после окончания гражданской войны в составе РСФСР была создана Крымская Автономная Советская Социалистическая Республика. Произошло это 18 октября 1921 г. Просуществовала АССР до 1945-го, пока президиум Верховного совета РСФСР своим указом не преобразовал республику в Крымскую область. А 25 июня 1946 г. ВС закрепил законом изменение статуса региона и в таком качестве он и подошел к 1954 г., когда в голове первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущева возник новый проект.

 

«Картоха не растет» 

Дадим слово Раде Аджубей, дочери Никиты Сергеевича:

«Я практически была рядом с отцом, когда у него начала вызревать идея. Каждую осень в сентябре отец ездил в Крым и меня с собой брал. Потом, когда появилась Пицунда, там отдыхал.

Он не любил Сочи, «Бочаров Ручей», ни разу там, на сталинской даче, не жил. Никита Сергеевич был не тот человек, который мог лежать на пляже и загорать.

 

На третий день нашего отдыха он предложил мне и Алеше: давайте проедем по степному Крыму, посмотрим, что там делается в колхозах? Нас поразила пустынность Крыма — татары выселены, переселенцы из России жалуются: замучила засуха, картоха не растет, а виноград выродился.

 

Доехали мы до Симферополя. И отец говорит: «Махнем в Киев, там сейчас совещание сельхозников, послушаем, что говорят люди, кое-что обсудим». Я вернулась на дачу к маме, а они с Алешей махнули в Киев.

 

И вот из Киева отец приехал уже с этой идеей. Украинцы — южная нация. Виноград умеют выращивать. Все им более-менее близко. Конечно, как вы сами прекрасно понимаете, у него и в мыслях не было, что когда-нибудь СССР развалится» («Рада Аджубей: Отец Крым отдавал на моих глазах», «Российская газета», 19 октября 2004 г.).

 

Алеша, о котором говорила Рада Никитична, это, как многие догадались, ее муж Алексей Аджубей.

 

В тот момент он работал в «Комсомольской правде» и сопровождал своего высокопоставленного тестя. 

 

О встрече с жителями Крыма он сам рассказал более подробно:

«Больше всего Никиту Сергеевича поразили и расстроили толпы переселенцев, невесть каким образом прослышавших о его поездке.

Молчаливая серая масса людей перегораживала дорогу и так же молчаливо, не расступаясь, ждала, пока машины остановятся.

Люди тягостно долго не начинали разговор, давая возможность Хрущеву начать первым. Потом из толпы раздавался один вопрос, второй, третий. О еде, жилищах, помощи. Переселенцы по большей части приехали из России, с Волги, из северных русских областей. Это я сейчас пишу «приехали», а они кричали: «Нас пригнали» — привычный стон людей, отчаявшихся обрести надежную судьбу.

 

Из толпы раздавались и вовсе истерические выкрики: «Картошка здесь не растет, капуста вянет».

Или вдруг совсем печальное: «Клопы заели». «Чего же ехали?» — спрашивал Хрущев.

И толпа выдыхала: «Обманули»…

 

После таких встреч в машине наступала тяжелая тишина. Маленков и Хрущев отводили глаза друг от друга, боясь возможной ссоры.

Я чувствовал, что Хрущев «кипит» во гневе и вот-вот сорвется, но он либо успокаивался, либо хитрил, прятал гнев в себе, копил на будущее.

 

Вечером, когда уже задумывались, где переночевать, Никита Сергеевич увидел вблизи шоссе маленький военный аэродром и приказал свернуть к нему.

На грунтовой дорожке одиноко стоял старенький, обтрепанный «Дуглас». Лейтенантик доложил, что он еще заводится.

И Никита Сергеевич, покинув свиту, приказал лететь в Киев…

 

Уже поздним вечером в Мариинском дворце собрались киевские руководители. Обед шел весело и шумно… Тосты следовали один за другим.

Хрущев все возвращался к своей поездке в Крым и уговаривал украинцев помочь возрождению земли.

«Там южане нужны, кто любит садочки, кукурузу, а не картошку», — сетовал он...» («Как Хрущев Крым Украине отдал. Воспоминания на заданную тему», «Новое время» №6, 1992 г.).

 

После того, как принципиальное решение было принято, инициатива Никиты Сергеевича начала воплощаться в жизнь.

25 января 1954 г. на заседание собирает президиум ЦК КПСС, который принимает соответствующее решение.

Параллельно этот вопрос передается в президиумы Верховных советов обеих республик — России и Украины.

 

Крым и ненцы 

5 февраля президиум ВС РСФСР постановил передать Крымскую область в состав УССР.

 

Обосновывалось это следующим образом: «Учитывая общность экономики, территориальную близость и тесные хозяйственные и культурные связи…».

 

Спустя восемь дней президиум Верховного совета Украинской ССР признал передачу региона целесообразной.

Следующим был уже указ президиума общесоюзного ВС. Обсудили и подписали документ 19 февраля 1954 г. Мотивировалось решение все той же общностью экономики и т. д. 

 

Однако есть один нюанс. Действовавшая на тот момент Конституция РСФСР от 1937 г. гласила, что «Территория РСФСР не может быть изменяема без согласия РСФСР». И подобных полномочий президиуму республиканского Верховного совета Основной закон не давал.

 

Процитируем 33-ю статью: «Президиум Верховного Совета РСФСР: а) созывает сессии Верховного Совета РСФСР; б) дает толкование законов РСФСР, издает указы; в) производит всенародный опрос (референдум);…». Хорошо известно, что никаких референдумов по крымскому вопросу тогда не проводилось. Смеем предположить, что если бы он состоялся, то большинство жителей области высказались бы за передачу в состав УССР. Украина имела заслуженную репутацию всесоюзной житницы, а границы между республиками существовали только на географических картах.

 

Тем не менее, партийные руководители обошлись без референдума. Для полноты картины, заглянем в Конституцию УССР все того же 1937 г. и прочтем 30-ю статью:

«Стаття 30. Президія Верховної Ради УРСР: а) скликає сесії Верховної Ради УРСР; б) дає тлумачення законів УРСР, видає укази; в) провадить всенародне опитування (референдум);…».

Текст, как видим, идентичен соответствующей статье Конституции РСФСР и он опять-таки не дает права президиуму Верховного совета на перекраивание границ республики.

 

Но мы ведь помним слова Рады Аджубей о том, что ее отец и предположить не мог, какая печальная судьба ждет Советский Союз.

И, конечно же, Никита Хрущев даже не догадывался, к каким последствия приведет его инициатива.

 

Но факт остается фактом: в 1954 г. Крымская область стала административной единицей УССР. Выслушаем еще одного близкого человека Хрущева — его сына Сергея.

Его слова дополнят наше представление о том, как происходила эта реформа:

«История с Крымом была точно такая же, как с Ямало-Ненецким национальным округом. Был Ямало-Ненецкий округ — субъект федерации, а потом сказали, что целесообразно включить этот округ в Красноярский край, а не управлять им из Москвы.

 

 Точно так же в то время было с Крымом. Потому что Крым снабжался и управлялся из Киева, и географически туда он был привязан. Еще важно, что тогда строились каналы днепровские, в том числе северокрымские, которые строили украинцы.

И когда восстанавливали Крым и Севастополь после войны, то на каждый чих надо было идти разбираться в Совет министров РСФСР.

Поэтому Хрущев решил: сделаем еще одно организационное решение и подчиним формально Крым той административной единице, к которой он ближе.

Такой административной единицей был Киев и Украинская ССР.» («Сергей Хрущев: Мой отец диссидентом не был», «Время новостей», 5 апреля 2010 г.).

 

Кстати, кроме разговоров о «хрущевском подарке» в народе бытует мнение, что Крым обменяли, отдав за полуостров часть территорий из Харьковской области в Белгородскую.

 

В 1954 г. в УССР действительно активно менялись административные границы: Измаильскую область упразднили и объединили с Одесской, из территорий Киевской и Полтавской областей создали новую область — Черкасскую. Кроме того, из Каменца-Подольского областной центр перенесли в Проскуров, ставший Хмельницким. Это как раз и было связано с 300-летием Переяславской рады.

 

А вот Белгородчину за счет Харьковщины не приращивали. «День рождения» новой области — 6 января 1954 г. И образована она была путем передачи в ее состав 31 района из Курской и Воронежской областей.

 

Второе рождение автономии 

Теперь перенесемся в 1991-й. В истории Крыма он сыграл архиважную роль.

Очень часто вспоминают, что в марте того года в СССР прошел всесоюзный референдум, где 77,85% жителей страны сказали «да» союзному государству.

 

А вот в Крыму всенародный опрос прошел на два месяца раньше и посвящен он был восстановлению Крымской АССР.

Областной совет инициировал референдум, и он состоялся 20 января 1991 г.

Далее сухие цифры: явка — 81,37%, «за» — 93,26%.

 

12 февраля председатель ВС УССР Леонид Кравчук поставил свою подпись под законом «Про відновлення Кримської Автономної Радянської Соціалістичної Республіки». АССР возродилась. Причем на совершенно легитимных основаниях. Спустя полгода грянули августовские события. За ними последовал «парад суверенитетов», провозглашение независимости союзных республик, Беловежские соглашения и образование СНГ.

 

Перед этим в УССР прошел референдум. На голосование был вынесен единственный вопрос: «Подтверждаете ли Вы Акт провозглашения независимости Украины?». Как на него ответили жители республики, мы прекрасно знаем. Крым тоже голосовал.

 

Однако здесь, скажем так, не все гладко. Дело в том, что 3 апреля 1990 г. был принят закон «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из СССР». 2-я статья гласила, что решение об этом принимается «свободным волеизъявлением народов союзной республики путем референдума (народного голосования)».

А вот 3-й статье было четко сказано: «В союзной республике, имеющей в своем составе автономные республики, автономные области и автономные округа, референдум проводится отдельно по каждой автономии.

 

За народами автономных республик и автономных образований сохраняется право на самостоятельное решение вопроса о пребывании в Союзе ССР или в выходящей союзной республике, а также на постановку вопроса о своем государственно-правовом статусе».

 

Таким образом, Крымская АССР должна была провести отдельный референдум и решить свою судьбу.

Но народное голосование не состоялось.

Жителям Крыма пришлось определять будущее полуострова на всеукраинском референдуме.

 

Явка в автономии оказалась очень низкой — всего 67,5%.

Для сравнения: в Ивано-Франковской этот показатель составил 95,73%.

Ну а за независимость Украины выступили чуть больше половины крымчан — 54,19%.

Это был абсолютный минимум.

Меньше сторонников самостоятельности УССР в тот момент не было ни в одном регионе союзной республики.

Голосование 1 декабря 1991 г. и Беловежские соглашения поставили в истории советского Крыма точку. Но она, как это чаще всего происходит, оказалась лишь многоточием…

 

 

Факты о передаче Крыма Украине

19 февраля 1954 года был принят указ о передаче Крымской области в состав УССР.

Никита Хрущев широким жестом передал Крым Украине.

Сегодня, когда крымский вопрос получил новую актуальность, самое время поговорить об этом историческом решении.

 

1 "Кредитная история"
Одной из версий передачи Крыма является "кредитная история", связывающая РСФСР и американскую еврейскую организацию "Джойнт". Мысль о переселении евреев в Крым начал обсуждаться сразу после окончания Гражданской войны. Вопрос активно лоббировали зарубежные фонды. Политбюро неоднократно обсуждало этот проект. Активными его сторонниками выступали Троцкий, Каменев, Зиновьев, Бухарин, Рыков. В Симферополе был создан филиал банка «Агро-Джойнт». В январе 1924 года речь уже шла об «автономном еврейском правительстве, федерированном с Россией», был подготовлен проект декрета о создании в северной части Крыма Еврейской Автономной ССР. Еврейское телеграфное агентство (ЕТА) 20 февраля 1924 году распространило за рубежом соответствующее сообщение. В 1929 году между РСФСР и организацией "Джойнт" был заключен договор. Документ, носивший красивое название "О Крымской Калифорнии", содержал в себе обязанности сторон. «Джойнт» выделял СССР по 1,5 млн. долларов в год (до 1936 года было получено 20 млн. долл.), и под эту сумму ЦИК оставил в залог 375 тыс. гектаров крымской земли. Они были оформлены в акции, которые купили 200 с лишним американцев, в том числе политики Рузвельт и Гувер, финансисты Рокфеллер и Маршалл, генерал Макартур.

Решение по созданию "Крымской Калифорнии" затягивалось. Во время Тегеранской конференции Рузвельт напомнил Сталину об обязательствах, генсек не спешил, но депортацию татар в 1944 году некоторые историки объясняют якобы освобождением Крыма для еврейских переселенцев.
1954 год был крайним сроком расплаты по долгам и Хрущев сделал "ход конем", отдав Крым Украине.

 

 

2 Национальный вопрос
Один из главных "крымских" вопросов - вопрос национальный. В 1944 из Крыма началась депортация народов. Обычно говорят только о депортации татар, но выселяли не только татар. Были депортированы греки (почти 15 тысяч) и болгары (12,5 тысяч). Татары уехали больше всего в Узбекистан. Греки и болгары были расселены в Среднюю Азию, в Казахстан и в отдельные области РСФСР. По переписи 1939 года в Крыму проживало около 50 % русских, 25% татар и только 10,2% украинцев. После депортации татар в 1944 году Крым "взвыл". Особенно тяжелый урон потерпело сельское хозяйство. В 1950 году, по сравнению с 1940 годом, производство зерна упало почти в пять раз, втрое - табака, вдвое - овощей. На всю область в 1953 году работали 29 продуктовых и 11 промтоварных магазинов. В 60-х начался процесс возвращения татар и заселения Крыма украинцами и русскими. Шла добровольно-принудительная украинизация.

Везде, кроме Севастополя, вводили в школьную программу украинский язык. Сегодня в Крыму больше 2 млн. людей. 1 миллион – русские, более 400 тысяч – украинцы, и 240 тысяч – татары. Не удивительно, что слова украинского президента "Одна страна, один народ, одна религия" воспринимаются в Крыму по меньшей мере неоднозначно.

3 Историческая подоплека
Передача Крыма Украине - идея, которая витала в воздухе ещё за десять лет до 1954 года. Ещё в разгар Великой Отечественной войны, когда немцы были вытеснены с полуострова, Хрущев, бывший тогда первым секретарем ЦК Компартии Украины, велел составить справку по Крыму. Хрущев искал в архивах исторические связи России и Украины. Один из работников аппарата вспоминал, что Никита Сергеевич рассказывал ему про 1944 год: "Я был в Москве и заявил: "Украина в разрухе, а из нее все тянут. А если ей Крым отдать?" Так меня после этого как только не называли и как только душу не трясли. Готовы были стереть в пыль".

 

 

4 Вопрос о возвращении
Первым из крупных российских политиков о возвращении Крыма заговорил вице-президент Александр Руцкой. С того времени вопрос с возвращением Крыма России поднимался многократно. Несколько референдумов, проводимых в Крыму, показали лояльность населения к воссоединению с Россией. Согласно итогам последней официальной переписи, проводившейся в 2001 году, украинский язык назвали родным 10,1% жителей Крыма. Русскоязычными являются 97% населения. Новую актуальность этот вопрос получил сегодня, когда Украина претерпевает не лучшие времена.

Ответить

Фотография ddd ddd 19.05 2014

Из последнего интервью Сергея Хрущева:

 

«Крым передали Украине в 1954 году из чисто хозяйственных соображений. Потому что в пятилетке 50-55 года строили Каховскую ГЭС. И было запланировано, что после заполнения водохранилища будет построен канал южно-украинский в Донбасс и северо-крымский в Крым.

 

А заполнение предполагалось в следующей пятилетке. В 1953 году эту пятилетку верстал Госплан. И он обратился к правительству с массой вопросов.

Всегда Госплан пишет очень много каких-то проблем. И один из пунктов был вот эти каналы. Мы начинаем стройку в 1957 году. С южно-украинским каналом никаких вопросов нет.

Он проходит по территории Украины. А северо-крымский начинается на Украине, кончается в России.

И это может создать некоторую неразбериху. То есть 2 правительства.

Они будут друг на друга кивать и жаловаться за невыполнение плана.

Мы считаем, что для облегчения этих работ нужно Крым передать в юрисдикцию Украины.

 

Никита Сергеевич с этим согласился. Сказал: "Да, это правильно".

Проблема Крыма возникла, когда начался раздел Советского Союза. И вот здесь-то…

 

Ельцин в то время Крым просто предал.
Кравчук вот рассказывал Дмитрию Гордону в этом интервью украинскому журналисту.

 

Он говорит: "кошки скребли на сердце. Вот вроде Крым украинский и не совсем украинский.

И я подошёл к Борису Николаевичу и говорю "Борис Николаевич, а с Крымом-то как будем?"

А он мне махнул рукой и говорит: "Да, бери его". Я, говорит, его и взял"»

 

 

полностью интервью тут:

http://rbctv.rbc.ru/...990933153.shtml

(ВИДЕО)

Ответить

Фотография ddd ddd 19.05 2014

Михаил Смирнов:
«Кто и как передавал Крымскую область в состав УССР в 1952–1954 годах?»

В истории присутствия Крыма с составе современной Республики Украина, которая, как это сегодня широко известно, начинается с официальной передачи Крымской области из состава РСФСР в состав УССР в 1954 году и связывается с именем Н.С.Хрущёва, можно выделить предысторию, то есть собственно историю принятия решения по Крыму от зарождения идеи до партийно-чиновного механизма её осуществления.

Крым, как известно, на момент перехода его в состав УССР в 1954 году имел статус области в составе РСФСР. С 1921 по 1945 годы он был многонациональной автономией в составе РСФСР – Крымской Автономной Советской Социалистической Республикой (КрАССР) с официальными языками русским и татарским, а в местах компактного проживания – также немецким и еврейским.
 
После известных драматических событий во время войны административный статус Крыма был понижен: Крымская автономия была ликвидирована путем преобразования в Крымскую область, официально – в связи с изменением этнического состава населения Крыма. Автономия Крыма была восстановлена в 1991 году в составе УССР, в 1992 году переименована в Республику Крым.

В общественном сознании давно установился стереотип, который прочно связывает передачу Крымской области из РСФСР в УССР с именем Н.С.Хрущёва. С определённой точки зрения это, во многом, оправданно. Но, всё-таки, небесполезными будут несколько замечаний, уточняющих и обогащающих дополнительными красками картину того события.

По воспоминаниям современников событий, идея о передаче Крыма Украине начала вызревать у Хрущева еще с тех пор, когда в 1944–1947 гг. он возглавлял Совет министров Украинской ССР. Но приступил к её непосредственному осуществлению он позднее, в первой половине 50-х годов, а ещё точнее – начиная с 1952 года, когда для партийной верхушки всё более очевидными становились признаки ограниченности в функциональной дееспособности И.В.Сталина. (Сталин объявил о том, что он собирается уйти в отставку на октябрьском пленуме ЦК 1952 г., состоявшемся после завершения XIX съезда КПСС. Но уже с февраля 1951 г. три члена Политбюро (Г.М. Маленков, Л.П. Берия, Н.А. Булганин) получили право подписывать различные документы вместо Сталина, так как из-за снижения работоспособности, многие правительственные документы, по словам В.М.Молотова, он подолгу не подписывал.) Настоящая же возможность открылась только в связи с кончиной Сталина. Но возможно, что ещё одной значительной причиной активизации Хрущёва по этому вопросу именно в это время была также активность сторонников сталинской политики в отношении Крыма, которые выдвигали на передний план идеи, шедшие вразрез с хрущёвскими.

По официально не подтвержденным данным, в октябре 1952 г. первый секретарь Крымского обкома партии П.И. Титов, будучи делегатом ХIХ съезда КПСС, обратился лично к Сталину с письменным предложением о переименовании Крымской области в Таврическую. По его мнению, это полностью бы соответствовало истории создания области, начиная с XIX века. В частности, в качестве одного из аргументов, Титов апеллировал и к забытой Советской Республике Тавриды. Он считал, что Крымской области РСФСР «пора восстановить свое русское, российское название».

Предложение Титова не обсуждалось предварительно и не было утверждено в Крымском обкоме КПСС, но известно, что против этой инициативы возражал второй секретарь обкома Д.С. Полянский (в 1952–1953 гг. – председатель Крымского облисполкома, в 1953–1955 гг. – первый секретарь Крымского обкома). Зато он поддержал передачу Крыма в состав УССР. Один из номенклатурных партийцев вспоминал о Полянском в 1973 г.: «Я вспомнил, как он пошел в гору. Хрущев, Титов и он встретились в Крыму. Возникла идея передачи Крыма Украине. Титов идею с ходу отверг, а Полянский сказал, что это «гениально». На другой день собрали пленум Крымского обкома, Титова прогнали, а Полянский стал первым секретарем обкома». Как говорят и другие свидетели, П.И. Титов категорически возражал Хрущеву по поводу передачи Крыма Украине, и у него были постоянные стычки с секретарем ЦК по этому поводу, в результате которых властный и рачительный хозяин Крымской области был, в конце концов, низложен до ранга заместителя министра сельского хозяйства РСФСР.

Но больной к тому времени Сталин медлил с ответом Титову. По воспоминаниям некоторых коллег Титова, весной 1953-го и позже он ссылался на краткий ответ Сталина, направленный лично ему в конце января 1953 г., мол, его предложение «интересное и, может быть, правильное. Этот вопрос можно обсудить и решить». Об этом мнении Сталина Титов говорил Хрущеву и Полянскому в середине ноября 1953 г., когда принципиальное решение о передаче Крыма Украине фактически было уже принято.

Косвенным подтверждение того, что Сталин мог вполне серьёзно отнестись к предложениям Титова может служить инициированный сам Сталиным процесс переименования крымско-татарских названий на русские, начавшийся с середины 1940-х гг., после депортации оттуда татарского населения. О нём имеется немало источников. Так, комплексный проект переименований в Крыму датирован еще 25 сентября 1948 г., когда было принято постановление Крымского обкома «О переименовании населенных пунктов, улиц, отдельных видов работ и других татарских обозначений». Правда, тогда не планировалось переименовать сам Крым. Но ещё до этого, в 1944–1946 гг. уже переименовали 11 из 26 крымских райцентров (к примеру, Ак-Мечетский район стал Черноморским, Лариндорфский – Первомайским) и 327 сёл. В период с 1948 по 1953 гг. планировалось переименовать некоторые города. В документах зафиксировано, в частности, что Джанкой должен был стать Узловым, Северным или Верхнекрымском, Саки – Озёрным, Бахчисарай хотели назвать «Пушкин». Керчи предполагалось дать название «Корчев», известное из древнерусских летописей. В целом за 1947–1953 гг. новые – русские – названия, в основном вместо татарских, получили 1062 селения и почти 1300 природных объекта. Совершенно очевидно, что в контексте этого процесса вполне логичным смотрелось и предложение Титова об изменении названия самого Крыма. Однако с переименованиями городов дело замедлилось. По некоторым данным можно предполагать, что, по крайней мере, косвенно этот процесс тормозили Берия, Хрущев, Каганович, Полянский. А после кончины Сталина от плана переименования крымских городов отказались вообще.

Таким образом, можно видеть, что проекту включения Крыма в состав Украины предшествовал проект усиления русского присутствия в Крыму, и что в 1952–1953 гг. как логическое завершение последнего существовал также проект, оставшийся, правда, только на уровне идеи, повторного переименования Крымской области в Таврическую.


Как известно, русское присутствие в Крыму отмечается уже с древнейших летописных времён. Особый интерес в связи с рассматриваемым нами событием XX века представляет «тмутараканский» сюжет этого присутствия. Античный город Пантикапей (Керчь) упоминается в древнерусских исторических памятниках под славянским названием Корча или Корчева. В Х в. на крымском и кавказском берегах Керченского пролива утверждается Тмутараканское княжество, входившее в состав Древней (Киевской) Руси. Корчев был тесно связан со столицей княжества — Тмутараканью, а Керченский пролив в ту эпоху восточные географы называли Русской рекой.

И вот после долгого «османского» периода в истории Крыма, Россия снова обосновалась на полуострове за несколько лет до полного его включения в состав Российской империи именно в Керчи. В 1771 г. русские войска взяли Керчь и соседнюю с ней крепость Еникале. По Кучук-Карнаджийскому мирному договору между Российской и Османской империями, который завершил русско-турецкую войну 1768–1774 гг., этот город с крепостью первыми на территории Крыма вошли в состав империи Российской, а Крымское ханство в целом приобрело тогда в соответствии с этим договором независимость от Османской империи, за исключением влияния в вопросе вероисповедания.
 
8 апреля 1783 г. был издан Манифест императрицы Екатерины II о присоединении Крыма, Тамани и Кубани к Российской империи. Указом от 2 февраля 1784 г. была учреждена Таврическая область, территориально захватившая также некоторую часть материка, позже преобразованная в губернию.
 
И возможно, что роль Керчи и в целом Керченского полуострова в российском освоении Крыма стала в ноябре 1953 г. основой ещё одного предложения Титова, адресованного им уже Хрущеву и Полянскому и повторенного Титовым в январе 1954 г., о включении этого (т.е. восточно-крымского) региона в статусе Керченской области в состав РСФСР.
 
Титов уже тогда обоснованно считал, что РСФСР нецелесообразно «уходить» из Крыма, а благодаря новой области стратегически важный Керченский (азовско-черноморский) пролив – «Русская река», останется в составе РСФСР. «Керченская» идея Титова была отвергнута хрущевцами, да так, что и вся целиком акватория Керченского пролива при последующей передаче Крыма оказалась закрепленной за УССР.
 

Принципиально важным является, также, вопрос о том, какой вообще характер имела Крымская автономия – национальный или территориальный. Ленинский Совнарком поначалу создавал автономии обоих типов, но со временем остались только национальные. Крымская АССР, в этом плане, стала уникальным автономным образованием, и в дальнейшем сохранявшим территориальный характер. По всесоюзной переписи 1939 г., русские в составе населения Крыма составляли 49,6%, крымские татары – 19,4, украинцы – 13,7, евреи – 5,8, немцы – 4,6%.
 
Но так как во время войны общая численность населения резко сократилась, а его этнический состав претерпел коренные изменения, то 30 июня 1945 г. Крымская АССР была преобразована в Крымскую область. В отличие от большинства автономий, где существовало преобладание коренного населения, Крымская Автономная Республика не являлась татарской с самого начала её учреждения.
 
Более того, 2/3 населения Крыма в тот момент было русским, и только одна треть состояла из народов, поселившихся здесь до русских и составлявших коренное население полуострова. Вместе с тем, заигрывая с кемалистской Турцией, на ведущие должности в этой республике советское руководство традиционно выдвигало в основном людей татарского происхождения. Создавалось обманчивое впечатление, что Крымская автономия была, как и все другие, национальной – крымско-татарской. Но, как известно, в соответствии с постановлениями Государственного комитета обороны от 11 мая и 2 июня 1944 г. все татары из Крыма были выселены.

Всё вышесказанное проливает некоторый свет на то, как в каком политическом контексте вынашивалось и готовилось Хрущёвым роковое для истории Крыма волюнтаристское решение. Но не менее важно учитывать и детали самого механизма принятия этого решения на государственном уровне.

Дело в том, что Н.С.Хрущёв стал первым человеком в руководстве СССР только в 1955 году. А сразу после смерти И.В.Сталина (на момент кончины – председателя Совета Министров СССР) главой правительства и ключевой фигурой в руководстве СССР был Г.М.Маленков. К концу жизни Сталина Маленков стал считаться его преемником на посту высшего руководителя страны, и сразу после его смерти унаследовал от него пост председателя Совета Министров. И.В. Сталин скончался 5 марта 1953 г., и к этому времени, к началу 1950-х годов, эта должность была главной, должность же Генерального секретаря ЦК КПСС была упразднена, так как согласно сталинской концепции структуры государственного управления коммунистическая партия уже не должна была играть ведущей роли в управлении страной.

М.С.Восленский в своей известной книге «Номенклатура» пишет: «В первые дни после смерти Сталина, в марте 1953 года, речи на траурных митингах было принято завершать стереотипной концовкой: "Вечная слава Председателю Совета Министров СССР, секретарю ЦК КПСС И.В.Сталину! Да здравствует Председатель Совета Министров СССР, секретарь ЦК КПСС Г.М.Маленков!"»

Как видно из этих титулов, пост Председателя СМ СССР по новой традиции, установленной Сталиным, был наиболее значимой должностью в тогдашней системе власти, его и унаследовал Маленков. И хотя 5 марта 1953 года постановлением совместного заседания Пленума ЦК КПСС, Президиума Верховного Совета и Совета Министров СССР было упразднено Бюро Президиума ЦК КПСС, а 14 марта 1953 года политическим противникам Маленкова удалось лишить его должности секретаря ЦК КПСС (то есть, в то время, одного из многочисленных секретарей ЦК), в 1953-55 гг. он оставался Председателем СМ СССР и председательствующим на заседаниях Президиума ЦК КПСС (так именовалось в то время Политбюро ЦК КПСС). И таким образом, согласно тогдашним полуофициальным представлениям о структуре власти в СССР и, в ещё большей степени, по причине сложившейся под влиянием Сталина политической практики (см. Справку), он был действительным лидером страны. В период именно его руководства страной и произошла передача Крымской области в состав УССР.

И если встать на точку зрения тех, кто не признаёт, что решения в СССР принимались коллегиально, и желает обязательно возлагать личную ответственность за то или иное решение на кого-нибудь из «вождей», то нужно обвинять в передаче Крымской области именно Маленкова, а не Хрущёва. Хрущёв к началу 1954 года, когда состоялась передача Крыма, не был ещё настолько влиятельной фигурой, чтобы определять такие крупные решения. Он был одним из секретарей ЦК, ответственным за работу всего секретариата (7 сентября 1953 года был избран 1-м секретарём ЦК КПСС), был членом Президиума ЦК, и входил в группировку, враждовавшую с группой Маленкова. Тот же Восленский в своей книге указывает, что Маленков всячески старался принизить роль секретариата ЦК, при нём о секретариате стали говорить как о чисто техническом органе. Поэтому, логично допустить, что какие-либо важные инициативы, исходящие от Хрущёва, не должны были тогда получать поддержки Маленкова.

Если же быть точным, то с чисто формальной точки зрения передачу Крыма инициировал коллективный орган – Президиум ЦК КПСС, на заседаниях которого в то время председательствовал Маленков. Что и видно из документов, опубликованных в "Российской газете" ("Российская газета" – Федеральный выпуск № 3409 от 19 февраля 2004 г.):

«Из протокола N 49 заседания Президиума ЦК КПСС о передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР

25 января 1954 г.

Председательствовал т. Маленков Г.М.

Присутствовали:

члены Президиума ЦК тт. Хрущев Н.С., Ворошилов K.Е., Булганин Н.А., Каганович Л.М., Микоян А.Л., Сабуров М.З., Первухин М.Г. кандидаты в члены Президиума ЦК тт. Шверник Н.M., Пономаренко П.K.

секретари ЦК КПСС тт. Суслов М.А., Поспелов П.Н., Шаталин H.Н.

XL О передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР.

1. Утвердить с поправками, принятыми на заседании, прилагаемый проект Указа Президиума Верховного Совета СССР о передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР.

2. Признать целесообразным провести специальное заседание Президиума Верховного Совета СССР, на котором рассмотреть совместное представление Президиумов Верховных Советов РСФСР и УССР о передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР.

Секретарь ЦК КПСС Н. Хрущев

АЛРФ.Ф.З.Оп.10.Д.65Л1,4-б Подлинник».

Однако, имея такое, сохранявшееся как сталинский завет, реальное распределение сил в руководящей элите СССР в пользу госорганов, внешне система власти в стране продолжала в то время работать в привычном для народа режиме, то есть таким образом, что решения ЦК КПСС были руководящим по отношению к решениям Верховного Совета СССР, который был всего лишь «законопубликующим» органом, то есть придавал видимость народовластия тому решению, которое на самом деле ранее состоялось в ЦК. Поэтому, и Совет Министров СССР, которым руководил Маленков, от решения по Крыму остался в стороне. Это решение принял Президиум ЦК КПСС, заседаниями которого руководил Маленков.

Опять же, с чисто формальной точки зрения, ответственность Н.С.Хрущёва по этому решению состояла только в том, что он, как и все, голосовал «за» и ещё, в добавок к этому, как 1-й секретарь ЦК, руководивший работой Секретариата ЦК, ставил свою подпись, просто формально заверяя протокол. Точно так же, как в брежневское время Георгадзе ставил свою подпись после подписи Брежнева. Но анализ расстановки центров силы в системе власти того времени показывает, что данное решение Президиума ЦК под председательством хозяйственника Маленкова могло быть и разменной монетой (похоже, что довольно мелкой) в аппаратно-политической борьбе его сторонников с группировкой высшего в то время партийного функционера Хрущёва. Во всяком случае, на при своём тогдашнем положении Маленков был гарантом того, что каких-либо серьёзных изменений в положении Крыма и, прежде всего, в характере хозяйственных связей в рамках системы управления в СССР для Крымской области в результате этого решения не произойдёт и не будет происходить.

Из выписки из протокола N 49, цитированного выше, видно, что на этом же заседании был утверждён проект Указа Президиума Верховного Совета СССР о передаче Крыма, который после многоступенчатой процедуры в конце концов предстояло «проштамповать» Верховном Совету. Верховный Совет СССР проштамповал проект Указа на своём заседании Президиума Верховного Совета СССР 19 февраля 1954 года. Со стенограммой заседаний можно ознакомиться здесь. А вот текст этого указа:

УКАЗ

Президиума Верховного Совета СССР

О передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР

Учитывая общность экономики, территориальную близость и тесные хозяйственные и культурные связи между Крымской областью и Украинской ССР, Президиум Верховного Совета Союза Советских Социалистических Республик

ПОСТАНОВЛЯЕТ:

Утвердить совместное представление Президиума Верховного Совета РСФСР и Президиума Верховного Совета УССР о передаче Крымской области из состава Российской Советской Федеративной Социалистической Республики в состав Украинской Советской Социалистической Республики.

Председатель Президиума Верховного Совета СССР К.ВОРОШИЛОВ

Секретарь Президиума Верховного Совета СССР Н.ПЕГОВ

Москва, Кремль, 19 февраля 1954 года.

А 26 апреля 1954 года Верховный Совет СССР законом «О передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР» утвердил указ своего Президиума и внес соответствующие изменения в статьи 22 и 23 Конституции СССР.

Заметим, кстати, что вопрос о передаче Крыма шёл в повестке этого заседания Президиум ЦК КПСС то ли XI, то ли XL пунктом (из публикации документа это не очень понятно). В любом случае, вопрос этот не воспринимался как особо важный. Возможно, что такое отношение к нему стало причиной определённой конституционной небрежности в законодательном оформлении всей процедуры передачи. Дело в том, что согласно статье 18 действовавшей на 1954 г. Конституции СССР, территория республик не могла быть изменена без их согласия. Таковые согласия были оформлены со стороны обеих республик в виде постановлений Президиумов их Верховных Советов. Однако в статье 33 Конституции РСФСР, содержавшей перечень полномочий Президиума Верховного Совета РСФСР, отсутствовали полномочия по изменению границ РСФСР. Не говоря уже о том, что из 27 его членов на заседании 5 февраля 1954 г., где решался этот вопрос, присутствовали всего 15.

Остаётся добавить, что передача Крымской области в состав УССР именно в 1954 году представлялась советскому народу руководством страны в качестве символического акта, призванного ознаменовать 300-летие «воссоединения» Украины с Россией (хотя о какой «Украине» могла идти речь в 1654 году непонятно; наверное, об отколотой казаками «украине» Речи Посполитой, чем и являлся тогда та часть территории современной Республики Украины, которая перешла под власть Московского государя). А в соответствующих документах Президиума Верховного Совета УССР утверждалось, «что передача Крыма Украинской ССР, учитывая общность их экономики, территориальную близость и тесные хозяйственные и культурные связи, вполне целесообразна и является свидетельством безграничного доверия великого русского народа украинскому народу...» Вот так, и никак иначе.

Н.С.Хрущёв значительно продвинулся к высшему руководству страной лишь в 1955 году в результате аппаратной борьбы за отстранение Маленкова от власти. В 1955 году Маленков был смещён с поста Председателя СМ СССР, 29 июня 1957 года был выведен из состава Президиума ЦК КПСС. Когда точно он перестал быть «председательствующим» на заседаниях Президиума – не известно, но, скорее всего, всё в том же, 1955 году.

С этого времени, то есть со времени, когда Н.С.Хрущёв – 1-й секретарь ЦК КПСС и член Президиума ЦК, начал постепенно укреплять свои позиции в качестве единоличного лидера компартии, можно говорить о том, что и в сфере руководства страной в целом партийные органы стали возвращать себе лидирующие позиции. Однако же ещё до 1958 года сохранялось высокое положение и независимость государственно-хозяйственного аппарата, доставшиеся от сталинской эпохи. Председателем СМ СССР с 1955 по 1958 года был Н.А.Булганин, ранее, как и Маленков, бывший одним из заместителей председателя Совета Министров СССР И.В.Сталина. Только в 1958 году Булганин был смещён, и эту должность тоже взял себе Н.С.Хрущёв, одновременно оставаясь 1-ым секретарём ЦК КПСС. Поражение группы Булганина, Маленкова, Кагановича, Молотова, Шепилова произошло в июне 1957 года, когда сначала на заседании Президиума (Политбюро) ЦК КПСС большинством голосов было принято решение упразднить пост 1-го секретаря ЦК КПСС и назначить Хрущёва министром сельского хозяйства, а затем на экстренно созванном пленуме ЦК КПСС, в итоге всех драматически разворачивавшихся событий Хрущёву с помощью Жукова удалось повернуть ситуацию в свою пользу, а группу Булганина-Маленкова объявить «антипартийной». Только с 1958 года можно полностью возлагать ответственность за решения высшей власти в стране единолично на Н.С.Хрущёва. Крымская же область была передана Украине в начале 1954 года, а мнение о решающей заслуге в этом Хрущёва стало формироваться уже позже с помощью официальной пропаганды.

Советские газеты как в зеркале отражали изменение соотношения разных ветвей власти в СССР. Газета «Правда» от 21 декабря 1955 г. в отчёте о республиканском совещании передовиков сельского хозяйства в г. Ташкент сообщает: «Просторный зрительный зал театра имени Алишера Навои заполнен до отказа. 11 часов утра. Бурными, продолжительными аплодисментами участники совещания встречают появление в президиуме Председателя Совета Министров Союза ССР Н.А. Булганина и первого секретаря Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза Н.С. Хрущева. Места в президиуме занимают первые секретари Центральных Комитетов Коммунистической партии: Узбекистана - А.И. Ниязов, Казахстана – Л.И. Брежнев, Таджикистана – Б.Г. Гафуров, председатели Советов Министров: Узбекской ССР – Н.А. Мухитдинов, Таджикской ССР - Т. Ульджабаев, Туркменской ССР – Б. Овезов, Киргизской ССР - А. Суеркулов, Председатель Президиума Верховного Совета Узбекской ССР Ш.Р. Рашидов...»

Тут ещё Председатель СМ СССР упоминается на первом месте, а первый секретарь ЦК КПСС – на втором, как менее важная по значимости фигура. Но уже в 1960-м году господствует привычная нам по застойным временам формула, где ЦК КПСС на первом месте: «Труженики сельского хозяйства Пензенской области докладывают Центральному Комитету Коммунистической партии Советского Союза и Советскому правительству и лично товарищу Н.С. Хрущеву о том, что, осуществляя исторические решения XXI съезда КПСС, колхозы и совхозы, преодолевая трудности, создавшиеся в текущем году в связи с неблагоприятными погодными условиями, вырастили неплохой урожай и досрочно, 9 августа, за 20 рабочих дней, выполнили план продажи хлеба государству» («Правда» от 12 августа 1960 г.).


Справка:

В период с марта 1939 по октябрь 1952 года съезды КПСС (ВКПб) не созывались ни разу. В 1920-е годы они созывались с периодичностью 1-2 года. В 1930-е годы было созвано 3 съезда ВКПб. Эта статистика наглядно отображает целенаправленную практику понижения руководящей роли партийных органов роли в жизни страны с рубежа 1939 года. Власть перешла к прагматикам, что отразилось в том, какой пост стал считаться высшим в стране: уже не пост генерального секретаря партии, а председателя Совета Народных Комиссаров, который Сталин смог получить только в мае 1941 года.

Последний в 1930-х годах – XVIII-й съезд ВКПб состоялся в марте 1939 года. Он рассмотрел и утвердил 3-й пятилетний план развития народного хозяйства на 1938-42 гг. Этот факт говорит о декоративном характере съезда и наступившей формальности роли ВКПб в народном хозяйстве страны: пятилетка уже год как началась, давно составлен её план, по нему уже работает вся страна, а съезд партии «утверждает» его только в 1939 году! Для утверждения же следующего пятилетнего плана обошлись без созыва даже декоративного съезда ВКПб: в марте 1946 года сессия Верховного Совета СССР приняла закон о пятилетнем плане на период 1946-50 гг. Эта же сессия своим законом от 15 марта утвердила новое название правительства страны, которое стало именоваться Советом Министров, а не Советом Народных Комиссаров СССР, что слишком напоминало прежние, большевицкие послереволюционные 1920-е годы.

Возможно, что именно утрата партийными идеологами прежней тотальной власти благотворно сказалась на повышении жизненного уровня населения страны. Так, например, с 1938 по 1950 гг. было построено жилья больше, чем за все предыдущие 20 лет коммунистической власти, причём основной рост строительства пришёлся на послевоенные годы.


 

 

 

 

 

 

 
Годы / миллионов кв. м. общей площади Построено государством для народаПостроено населением за счёт собств. и заём. средствВсего построено (сумма)Проведено съездов ВКП(б)
1918-1928 16 113,9 129,9 9
1929-1932 23,1 15,2 38,3 1
1933-1937 26,9 17,7 44,6 1
Итого за 19 лет 1918-37: 66 146,8 212,8 11
1938 - 1941 25,2 28,9 54,1 1
1941-1945 25,8 35 60,8 0
1946-1950 45 59 104 0
Итого за 12 лет 1938-50: 96 122,9 218,9 1


Михаил Смирнов, политолог, действительный член Русского исторического общества

При подготовке данной статьи были использованы:

материалы с сайта http://anti-myth.freevar.com, который в настоящее время, к сожалению, прекратил своё существование, а также оригинальные данные из статьи В. Панова и А. Чичкина «Как Крым Украине отдали. О «белых пятнах» в истории передачи полуострова из РСФСР в УССР», размещённой на сайте информационно-аналитического издания «Столетие».
Ответить

Фотография ddd ddd 16.10 2021

Он говорит: "кошки скребли на сердце. Вот вроде Крым украинский и не совсем украинский. И я подошёл к Борису Николаевичу и говорю "Борис Николаевич, а с Крымом-то как будем?" А он мне махнул рукой и говорит: "Да, бери его". Я, говорит, его и взял"»

 

вообще-то тогда Кравчук совсем по другому пел, см. материал из газеты «Известия» 16.10.1991 г. (30 лет прошло!)

 

Полуостров Крым
 

До последнего времени одним из регионов, сохранявших более или менее спокойный общественно-политический климат, оставался полуостров Крым. И вот недавно спокойствие было нарушено: Президиум Верховного Совета Крымской АССР выступил с многозначительным заявлением. «Уважая право народа Украины на самоопределение, — говорится, в частности, в нем, — мы в то же время считаем, что в равной степени такое же уважение должно быть проявлено и к воле крымчан, к их праву строить свою государственность на основе референдума, если это будет вызвано изменением политической ситуации».
 

20 января этого года на референдуме более 93 процентов голосовавших высказались за воссоздание Крымской АССР. 12 февраля Верховный Совет Украины поддержал это волеизъявление народа законом о восстановлении автономии Крыма. Казалось бы, чего еще желать жителям благодатного полуострова, омываемого теплыми морями? И вдруг заявление, которое не что иное, как предупреждение о решимости крымчан самостоятельно выбирать судьбу своей республики. О каком изменении политической ситуации идет речь? Какого еще уважения требуют к себе жители Крыма?
 

Мы приехали в Симферополь, чтобы задать эти вопросы Председателю Верховного Совета Н. Багрову. Но — разминулись: Николай Васильевич улетел по делам в Киев. Пришлось довольствоваться магнитофонной записью его выступления по местному телевидению.
 

По мнению Н. Багрова, политическая ситуация изменилась 24 августа, когда украинские парламентарии одобрили «Акт провозглашения независимости Украины». После этого воссоздание государственности Крыма такой, какой ее хотело бы видеть абсолютное большинство крымчан, стало невозможным. На референдумах 20 января и 17 марта люди высказались за автономную республику, входящую в состав УССР как субъект Союза и участник Союзного договора. Но Союза де-факто уже не существует, а действия парламента Украины пока не вселяют надежд на ее участие в сообществе суверенных республик. И поскольку из «Акта провозглашения независимости Украины» следует, что ее территория неделима и неприкосновенна и что на территории независимого украинского государства имеют силу исключительно ее Конституция и ее законы, жители Крыма оказались в роли пассажиров лодки, которую большой корабль потащил вдруг на буксире совсем не туда, куда им хотелось бы.
 

Так сложилась ситуация, в которой, считает Н. Багров, возникла необходимость оглянуться на историю и критически пересмотреть Указ Президиума Верховного Совета СССР от 19 февраля 1954 года «О передаче Крымской области из состава РСФСР в состав УССР». Напомним: в том году праздновалось 300-летие воссоединения Украины с Россией, и Н. Хрущев отметил этот юбилей барским подарком, распорядившись судьбами жителей полуострова с пренебрежением крепостника и даже не подумав поинтересоваться: хотят они того или нет.
 

Почему же не вспоминали крымчане об этом указе во время своего январского референдума? Потому что тогда и сама Украина готовилась к подписанию Союзного договора, что совпадало с интересами жителей полуострова. Но сегодня, когда большой корабль, круто изменив курс, ринулся в абсолютно суверенное плавание, пассажиры лодки не прочь обрубить буксир. Н. Багров убежден, что у Крыма есть реальнейшие возможности, чтобы жить самостоятельно и притом — даже очень хорошо. Здесь могучая «бездымная индустрия» — курорты, сюда настойчиво стремятся зарубежные бизнесмены.
 

На одну из сессий Верховного Совета Крыма его руководители намерены пригласить Б. Ельцина и Л. Кравчука, чтобы прийти к совместному решению о дальнейшей судьбе Крыма. Не исключено, что это будет ближайшая сессия, созываемая 23 октября, на которой депутаты рассмотрят проект закона Крымской АССР «О референдуме». Необходимость в таком законе есть, поскольку по действующему и на Украине законодательству местные референдумы не правомочны решать вопросы государственности. В Крыму же намерены провести свой референдум об отношении к Украине, на котором, по убеждению Багрова, большинство жителей полуострова выскажутся за полную самостоятельность Крыма.
 

Площадь перед Советом Министров Крыма — этот барометр политизации народа — пока не предвещала бурь. До августа митинговали здесь нечасто и в основном по поводу бедствий возвращающихся на историческую родину крымских татар. Нынче же по нескольку раз в неделю из мощных динамиков от подножия памятника Ильичу несутся призывы взять судьбу Крыма в свои руки. Правда, внемлющих этим призывам порой немногим больше, чем призывающих.
 

Это, впрочем, вовсе не означает, что многочисленные группы, общества, движения, бурно реагирующие на «Акт провозглашения независимости Украины», совсем уж слабо влияют на настроение населения. Судьбы политических идей неисповедимы, как и пути господни. Поэтому прогнозировать, какой из них отдадут предпочтение крымчане, не беремся. Ограничимся тем, что представим политическую палитру Крыма в ее основных красках. И начнем с крайней оппозиции — с группы «Демократический Крым», объединяющей депутатов Советов всех уровней и поставившей своей целью создание на полуострове процветающего демократического общества. Ее лидер, член Президиума Верховного Совета Крымской АССР Ю. Комов видит сегодняшнюю ситуацию так:

— Референдум о статусе Крыма нужен нынешним прокоммунистическим структурам единственно для удержания власти. Русское большинство населения, конечно же, проголосует за возвращение в Россию и тем самым поставит Ельцина в патовую ситуацию: либо он должен будет нарушить договоренность с Украиной о незыблемости границ, либо станет «предателем» в глазах русских, «подаренных» в 1954 году Украине. «Суверенный» же Крым сделают государством, во главе которого останутся вчерашние партократы и где будут подавлены едва зародившиеся демократические процессы. Поэтому прежде, чем решать судьбу Крыма, необходимо провести референдум о доверии его Верховному Совету, а затем — выборы народных депутатов на многопартийной основе.
 

Почти в унисон звучат голоса участников движения «Гражданский форум Крыма»: отставка Верховного Совета, выборы на многопартийной основе, но непременно — референдум, назначенный на 1 декабря, который мог бы прояснить: в составе России или Украины желают жить крымчане. «Прижаться» к любой из этих демократических, антикоммунистически настроенных республик — это значит разрушить планы «серых кардиналов», готовых превратить Крым в оазис для мафиозных структур.
 

За референдум, но уже с иной начинкой — об отношении к антинародному указу о дарении Крыма Украине — ратует «Республиканское движение Крыма». Оно выражает политические интересы организации воинов-афганцев «Баграм», которая входит в ассоциацию предпринимателей «Импекс-55 Крым», готовую, по словам лидеров движения, все расходы по организации референдума взять на себя. Провести же его надо до 1 декабря, то есть до выборов Президента Украины. Будущее Крыма видится ими в обретении статуса независимой республики в составе Союза суверенных государств.
 

«Движение 20 января» отстаивает, как ясно из названия, главный итог состоявшегося в тот день референдума: Крым должен стать субъектом Союзного договора. В отцах — основателях движения — научная и творческая интеллигенция. Ближайшая цель — опять-таки референдум с вопросом: «Согласны ли вы, чтобы Крымская АССР вышла из состава независимого государства Украина?»
 

Особое слово — об особом городе Севастополе. Здесь в конце сентября прошел многолюдный митинг, на котором жители потребовали от крымских властей немедленно отменить Указ 1954 года о дарении Украине Крыма. Было заявлено, что если Россия откажется принять в свое лоно злосчастный полуостров, то Крыму надлежит самостоятельно войти в состав Союза суверенных государств.
 

— Конечно, мнение митинга — это еще не воля всех севастопольцев, — считает председатель горсовета полковник И.Ермаков. — Однако убежден, что без референдума о судьбе города не обойтись. И у Севастополя своя, неповторимая судьба. Морская крепость России, заложенная еще в 1783 году, была и остается городом русской славы. Не украинской, заметьте, не советской, а именно русской. Кстати, из 400 тысяч севастопольцев около 300 тысяч — русские. Если Украина не вступит в Союз суверенных государств, то мы будем добиваться для Севастополя статуса города союзного подчинения. Даже сегодня, согласно Конституции Украины, он подчинен напрямую Киеву и Москве как главная база Черноморского флота. Недопустимо разрывать флот на части — он ведь базируется еще в четырех республиках, кроме Украины.
 

Спектр мнений различных общественных кругов, озабоченных судьбою Крыма, как видите, ограничен, в сущности, одной цветовой гаммой. Различия лишь в оттенках: каким быть референдуму и когда его проводить. Иными проблемами озабочены другие общественные организации — верное Украине отделение «Руха», Русское общество с идеей веча славянских народов, умеренное «Национальное движение крымских татар» и куда более радикальное — «Организация крымско-татарского национального движения», очень недовольные друг другом и еще пуще — республиканскими властями. Так что политическая карта полуострова почти так же лоскутна, как и на всей Украине, в Грузии или в Молдове. Отличие Крыма в другом — разногласия инакомыслящих до сих пор не выливались в акты насилия. Даже события двух послепутчевых месяцев, безусловно, взбудоражившие Крым и вызвавшие заметный подъем общественной активности, не выплеснули море из берегов.
 

Впрочем, был единственный, пожалуй, эпизод, который вдруг резко обострил межэтнические отношения. В августе по решению Симферопольского райисполкома были снесены домики «самостроя» переселяющихся на историческую родину крымских татар, депортированных Сталиным. Оставляя в стороне юридическую правомерность этой акции, коснемся лишь чисто политического аспекта. Безжалостный снос времянок стал результатом острой конфронтации крымско-татарского национального движения с властными структурами республики. Меджлис, избранный созванным в июне курултаем, и Верховный Совет КАССР принципиально не признают полномочий друг друга. Меджлис считает себя единственным представители коренного населения Крыма, отрицая как законность январского референдума, так и «никем не избиравшегося Верховного Совета». Депутаты курултая провозгласили Крым своей национальной территорией, поставив целью возрождение на полуострове государства крымско-татарского народа, имеющего исключительное право на самоопределение. С максимализмом 135 тысяч крымских татар не хотят мириться не только власти, но и почти два с половиной миллиона «некоренных» жителей Крыма.
 

И все же вплоть до середины октября было бы натяжкой характеризовать политическую обстановку в Крыму как опасно обострившуюся или, скажем, напряженную. Пожалуй, до сих пор можно было говорить лишь о созревшем недовольстве реализацией закона о языке, принятого Верховным Советом Украины. Для Крыма, где две трети жителей русские, а 82,6 процента называют язык Пушкина и Толстого родным, это явление естественное. Резкое увеличение числа учебных часов украинского языка за счет сокращения уроков русского, поступление из Киева не только учебников для младшеклассников, но и служебной документации на украинском расценивается здесь как политика насильственной украинизации и, понятно, вызывает протест. Парламентские депутаты Украины, увлеченные утверждением национальной идеи во всех уголках республики, видят в сопротивлении крымчан признаки остаточной стагнации.

«Врангелевский Крым был последним оплотом белых, теперь он стал оплотом красных» — примерно так оценивают «слева» неспешную политическую эволюцию, характерную для жизни полуострова.
 

Между тем надежды на то, что Крым, подобно Львовщине, когда-нибудь воспламенится идеалами Всеукраинского национального возрождения, мягко говоря, наивны, если не утопичны. Многонациональное население полуострова плюс традиционно интернационалистски воспитываемый флот, плюс миллионы курортников составляют устоявшуюся демографическую среду. Верится, что в ней зерну национализма не прорасти. Будь он украинский или русский. Поэтому политический вектор, указывающий Крыму на Россию, вовсе не свидетельствует ни об «украинофобии», ни о вспышке «национальной гордости великороссов». Еще в прошлом году крымчанам было не так уж и важно, где именно — в государственном флаге у древка или снизу вшита в красное полотнище синяя полоска. Проголосовав в январе за автономию, они, не дрогнув, согласились жить в составе УССР. Ибо знали: Крым остается частицей многоязыкого, разноплеменного мира, как его ни назови — обновленным Союзом, Сообществом или Содружеством — в котором все-таки каждый второй русский.
 

Теперь — все иначе. Парламент Украины, провозгласив ее независимость от СССР, не счел нужным поинтересоваться мнением жителей Крыма. И напрасно. Здесь, в местах благодатных, которые издревле притягивали к себе не только разноязыкую публику, но и огромные капиталовложения, люди не видят будущего Крыма в изоляции его украинскими границами и таможнями. С кем быть Крыму — с желающей жить сама по себе Украиной или с Россией, собирающей вокруг себя сообщество равноправных республик, — такой альтернативы, судя по опросам населения, для него нет. Возможен, правда, и третий путь: статус суверенной республики. Но и это для Крыма означает: быть пусть и не в составе России, но все едино — с нею. Русское население Крыма не собирается рвать пуповину, связывавшую его со своим народом. Не считаться с этим — значит разжигать еще один межнациональный, теперь уже межславянский конфликт.
 

Так что же дальше? Неужто пересмотр территорий? Вспомним о шоке, который вызвала у соседей России одна только ссылка на слова Ельцина о возможности ревизии республиканских границ. Сегодня тревога улеглась — принцип их неприкосновенности подтвержден громко и единодушно. Но по-прежнему льется кровь в Нагорном Карабахе, где оторванные от своего народа армяне уже четыре года не желают с этим мириться. «Если у Азербайджана аргумент — исконная принадлежность ему карабахской земли, — говорят крымчане, — то на какие освященные историей аргументы может сослаться Украина? На волюнтаристский жест Никиты Сергеевича? Может, и Сталин был прав, разделив молдавский народ росчерком синего карандаша?»

Безусловно, нет ничего опаснее сегодня, чем территориальные претензии суверенных республик друг к другу. Но так ли уж и правы те, кто отрицает право народов самим определять свою судьбу?
 

Вот почему слово «референдум» стало ключевым в программах большинства политических движений в Крыму. И помешать им — если говорить, конечно, только о законных методах — будет трудно, поскольку референдум для цивилизованного мира —- признанный международным правом способ самоопределения народов.
 

Однако судя по всему, парламент Украины не расположен уступать желаниям Крыма. Острая реакция проходящей сейчас в Киеве сессии Верховного Совета на сепаратистские настроения жителей Донбасса и Крыма материализовалась на днях в изменение 62-й статьи УК Украины. Теперь эта статья сулит жесткую кару — от трех до семи лет лишения свободы — за деяния, направленные на расчленение Украины или изменение ее государственного устройства. Вернувшись из поездки за океан, Л. Кравчук на пресс-конференции сказал без обиняков: «Крым есть составная часть Украины. И этим все сказано». Происходящие же там процессы, по его словам, «стимулируются извне», хотя это вряд ли «приведет к каким-либо кардинальным изменениям. Мы просто не допустим этого», — заключил глава украинского парламента.
 

Что стоит за столь решительным утверждением, какие именно рычаги укрощения строптивых крымчан имеются в виду, остается только гадать. А на ум приходит горький опыт Молдовы: ситуация-то во многом идентична. И там пожар начался с закона о языке. Стоило пренебречь мнением населения Приднестровья, этого в основном русскоязычного региона, как ответом стала массовая забастовка. А потом, как известно, было всякое: тоже спешно принимались законы, сулящие кары сепаратистам, объявлялись незаконными референдумы, арестовывались мятежные лидеры, дважды пролилась кровь… А в итоге? Население Приднестровья стало еще более истовым противником выхода из Союза, а руководство Молдовы убедилось, что силой ничего не добьешься.
 

Не повторится ли подобное с Крымом? Впрочем, разница есть: в отличие от самоназванной Приднестровской МССР, статус Крымской АССР узаконен самой Украиной. К тому же области ее, что пограничны с полуостровом, скорее сочувственно, чем осуждающе воспринимают стремление Крыма избежать украинской государственной самоизоляции. Так что применить к нему, непокорному, даже экономические санкции, не вызвав возмущения украинского юга, будет не так-то уж и просто.
 

Беседуя с Председателем Совмина Крымской АССР В. Курашиком, мы смогли убедиться, что в правительстве республики вполне реалистично оценивают сверхсложность создавшейся ситуации. В Крыму отчетливо представляют себе как пагубность для полуострова «экономического развода» с Украиной, поставляющей ему почти всю электроэнергию, воду и уголь, так и невозможность для него выхода из союза республик. По словам В. Курашика, Крым нацелен на самое широкое и многостороннее сотрудничество и нисколько не претендует на единоличное обладание всеми своими курортными богатствами. Напротив, полуостров готов принять любые инвестиции в свою индустрию здоровья, если они укрепят бюджет, а значит, пойдут на пользу крымчанам. Деловое сотрудничество с республиками и зарубежными странами не только оздоровит экономику, но и сделает беспочвенными межнациональные претензии, обтешет политические углы.
 

Благосостояние людей, спокойная жизнь, уверенность в завтрашнем дне для крымчан сегодня куда важнее, чем колер флага над зданиями исполкомов. Такое вот сложилось у нас мнение после крымской командировки. Население полуострова желает общаться на том языке, какой ему удобней, ездить туда, куда заблагорассудится, читать те газеты, что ему по вкусу. Семьдесят с лишком лет заставляли их при коммунистическом режиме жить «как надо», а не так, как хочется. И сегодня, опасаясь, что уже не коммунистический, а национальный диктат подчинит себе их волю, люди Крыма готовы использовать все преимущества демократии, чтобы жизнь свою устроить так, как им хочется, именно им, крымчанам, а не кому-то еще.
 

Так что, хорошо это или плохо, судить не беремся, но стало нам очевидно, что отнюдь не пламенные революционеры задают сегодня тон на полуострове Крым. А всего лишь — реалисты, искренне убежденные, что экономика политики поважней.
 

И последнее: даже в условиях царящего в стране хаоса, бесчисленных недопоставок, разрушенных хозяйственных связей спад в экономике Крыма составляет сейчас всего лишь полтора процента — в несколько раз меньше, чем, к примеру, в России или на Украине.
 

Не потому ли сегодня Крым так расчетливо выбирает себе судьбу?
 

Эдуард КОНДРАТОВ,
Виктор ФИЛИППОВ,
спец. корр. «Известий».
СИМФЕРОПОЛЬ

«Известия» 16.10.1991 г.

Ответить